Вечная зима

Глава 14

Вернемся же к истории Гармунда; а если быть точнее - к его заточению в темнице. Давно уже ушел Агнар вместе с Сандрой и закралось отчаяние и слабость в душу Гармунда. Он уже не кликал Катрин и даже позабыл о ней. Позабыл о Сандре. Спустя время он позабыл и о битве у стен крепости. Воспоминания его проносились в сознании, постепенно уходя в прошлое. Вспомнив свое пребывание в гареме, он расхохотался. “Подумать только, я был там, - сказал он, захлебываясь хохотом. - И я отказался от этого. Отказался, ради каких-то там лесных далей. Как же глупо“. Он колотил кулаками по каменному полу так, что смог ободрать кожу. Он бил все сильнее, считая, что боль приведет его в чувство. Но какой бы сильной не была боль, а рассудок Гармунда верно уносился во тьму. Память достала до его пленения в Хатуни, когда местные изобличили Гармунда. До его мирной жизни в Хатуни. И тут-то память нанесла роковой удар. Гармунд припомнил рыжеволосую деву Аду из Воротынска, которая пленила его голосом, песней и внешностью. И хохот его сменился истерикой. “Будь проклята эта Сандра, будь прокляты эти Белые доспехи! - вскричал он и, вырвав камень из пола, швырнул его в дверь. - Из-за них я потерял её. Потерял мою прелестную Аду”. Катрин уже не отзывалась на его безумные выпады. Гармунд упал в углу и продолжал рыдать, уткнувшись лицом в предплечья. Вскоре он умолк. Тишина заложила уши так, что он не услышал вызволение Катрин Светозаром. Неизвестно, долги ли гнил он в кромешной тьме, утрачивая остатки разума. Он ощутил чье-то прикосновение. Рука была ледяной, крадущей остатки тепла. Однако была она необычайно родная, словно принадлежала любимой женщине или матери. Ослепленный тьмой Гармунд потянулся к ней и нащупал застывшее тело Инги. Это отрезвило его. Он оторвал замерзшее тело от пола и попробовал взять дверь тараном. На третий раз дверь вылетела из петель и с грохотом упала на пол. Резкая смена затхлого воздуха на свежий морозный заставила Гармунда откашляться и чуть было не выплюнуть все внутренности. Он дышал медленно и размеренно, привыкая к воздуху. Обнаружив пропажу Катрин, он сразу же вспомнил об Агнаре. “Значит он все-таки утащил её вместе с Сандрой, - подумал он. - Не выдержал он мысли об убийстве ребенка”. Оголодавший Гармунд попытался спуститься в подземные склады, однако, как уже упоминалось ранее, все они были завалены. Многие покои были завалены хламом, включая и покои дворцового лекаря. Один только тронный зал был более-менее целым, но и там Гармунд не пожелал оставаться. Причиной тому было не одна лишь неустойчивость самого здания, но и связанные воспоминания. Охваченный противоречивыми мыслями Гармунд хотел бы стереть все свои воспоминания связанные с дворцом, то бишь большую часть своей жизни, если бы мог. Его невыносимо раздражала крепость, её постройки из белого камня, её дворец, её властительница. Быть может намерения его и были порывисты и резки, но он и разбираться в этом не стал.

Он покинул крепость и держал путь на восток. Долго же он скитался по землям ему неизвестным, долго разыскивал тропы ему неведомые, с превеликим трудом ориентировался в местности. Порой ему казалось, будто бы он ходит кругами, и мысль эта была недалеко от правды. Голодал он страшно. Не поедал ни мяса волколаков, ни прочих зверей, уже обглоданных волколаками, ибо считал это отвратительным. И даже голод не мог переломить его волю.

Шли недели. Гармунд уже целый день бродил по заснеженному полю, неловко переступая с ноги на ногу. Справа от него высился крутой каменистый склон, у основания которого он разглядел какой-то темный силуэт, постепенно скрываемые поземком. Добравшись до него, он рассмотрел обглоданные человеческие останки и обратил внимание на шерстяной плащ, показавшийся ему знакомым. Тут-то он и припомнил Светозара, которому Хэвард и вручил этот подарок. Не вызвала смерть Светозара у него никаких эмоций, ибо в какой-то степени аскетические скитания опустошили его всего. Он обыскал тело и нашел три фляги с Холодным огнем и два Искристых камня красного и мраморного цветов. Все это он забрал, включая шерстяной плащ, и, взобравшись по склону, побрел дальше. Решил он взять курс на юг, ибо восток по его мнению вполне мог пасть под натиском стаи. Да и на юг идти все равно, что на смерть. Гармунд помнил о наставлении Хэварда отыскать Аггея, однако не пересечет он Снежный хребет, особенно в нынешнем состоянии. И никакие Божественные силы не помогут ему. А судьба…судьбой ему, видимо, предначертано погубить себя в попытке дойти до южных земель.

Гармунд бежал. Протяжный вой и отрывистый звон железа подгонял его и заставлял проявить уместную осторожность. Он обошел ту местность, откуда доносились эти самые звуки и наткнулся на дикарей. Свора неотесанных мужей живо торопились на восток, пока один из них не заметил неподвижного Гармунда. Дикарь метнул в него топор, который вошел в дерево, раскрошив кору в щепки. Преследуемый дикарями Гармунд понимал, что от битвы ему не уйти, а в битве - не уйти от смертельного удара. Деревья раздвинулись, обнажив ту самую брешь в Снежном хребте. Тепло солнечного света кольнуло его в лоб и разлилось по всему лицу, словно жидкость. Дикарь набросился на Гармунда сзади и сбил его с ног. Они оба покатились кубарем вниз. Гармунд выхватил кинжал из своего пояса и порезал противнику горло, после чего оттолкнул ногами. Гармунд взобрался на небольшую возвышенность и вытащил меч. Дикари окружили его, достав топоры и булавы. Самый нетерпеливый сразу же атаковал Гармунда. Размашистые взмахи булавы едва ли не задевали Гармунда. Рассвирепев от постоянных промахов, дикарь злобно осклабился и впоследствии наносил удары с особым рвением. Стальной плащ, сшитый из шкуры волколака, отлично защищал Гармунда, когда тот пропускал некоторые удары. Тут же подоспел и второй муж, держа наготове топор. У Гармунда возникла одна очень бредовая, но в целом спасительная идея. Гармунд отпрыгнул назад и, плеснув Холодного огня в лицо дикарю, достал красный Искристый камень и ударил по нему мечом. Пурпурные искры, играющие в лучах солнца, брызнули на лицо противника. Синее пламя вспыхнуло, поглотив всю его голову. Дикарь не сдался и продолжил махать топором, пускай и не так усердно. Его буйство продолжалось до тех пор, пока в пламени не остался лишь силуэт его черепа. Второго врага постигла та же участь, однако он умудрился повалить Гармунда на спину и занести над ним булаву. Не успел он нанести последний удар и рассыпался в труху. Третий прикрыл лицо рукой, но огонь распространился по его конечности и объял все тело. Ещё трое полегли от огня, и Гармунд обнаружил, что истратил все запасы. На последнего живого дикаря хватило только несколько капель. Враг набросился на Гармунда, раскрыв пасть. Гармунд выставил перед собой меч, и дикарь прикусил лезвие. В глазах его буянило так много ненависти, что Гармунд на мгновенье ощутил настоящий страх.  Пламя распространялась по его лицу. Гармунд рассек его голову пополам. Он поднялся на ноги и устремил взгляд на юг, к цветущим лесам, сокрытым в лучах яркого солнца. “Значит я все-таки добрался, - улыбнувшись, подумал он. - Хэвард знал, что я доберусь до сюда. Он скрывал это, но определенно знал”. Здесь-то и произошла его встреча с Катрин, о которой уже было сказано. Когда девочка очнулась, она рассказала Гармунду все, что произошло с ней после освобождения Светозаром. Гармунд рассказал ей свою историю, которую Катрин выслушала не без интереса. Она была так рада повстречать Гармунда, что готова была броситься в его объятия, как ребенок бросается к отцу. Но она сдержалась. Набравшись сил, они отправились в дальнейший путь по зеленым краям.



Mr.barhat

Отредактировано: 16.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться