Вечная зима

Глава 28

Смерть Тощего царя позволила всем южным народам вздохнуть с облегчением, а многим из них даже устроить празднество на костях и руинах. Если северяне в первую очередь скорбели по убитым, то южане пышно отмечали наступление мира и благодарили погибших за их жертву (в позитивном ключе). Ввиду ещё существующих очагов распространения Черной напасти, жители крупных городов (в том числе жители разрушенного Аккада), устроили праздник за чертой города. 

Весть о победе армии под предводительством Аггея разлетелась по всем южным землям. Его восславили как великого героя и освободителя. Уцелевшие селения и города отправляли ему десятки телег с самыми разными дарами, начиная винными бочками и заканчивая рабынями. Аггей раздавал все эти подношения выжившим жителям. Его отказ участвовать в традиционном празднестве могло быть воспринято, как оскорбление предков, если бы не его тяжелые раны, из-за которых ближайшую неделю он проведет в своих покоях. Однако он не отказывал в просьбах отшельниках принять их у себя. В этих края отрешенность от всего мирского всячески восхвалялась, когда на севере наоборот вызывала недоумение и даже презрение. С помощью вышеупомянутых отшельников он стремился не только укрепить свою власть на всем Парсуаше, но и отыскать древние артефакты, сила которых могла бы обеспечить ему вечное правление в Аккаде. Так он узнал о примерном расположении Чаши царя Джамшида - волшебной чаши, заглянув в которую, можно узреть Тот мир и ещё многие другие, скрытые от человеческих глаз. Путь в Тот мир мог проложить один из самых старейших из существующих артефактов - Лестница Иакова, правда нет достоверных сведений о её существовании. Последние вести о появлении Керинейской лани, священного животного с золотыми рогами и медными копытами, тоже были очень древними. Вполне вероятно, что лань уже давно вернулась на небеса к прочим богам Эласса. 

Также старейших из всех посетивших его отшельников напомнил ему о существовании Фарна - некоего материального воплощения, обладая которым, можно стать "духом удачи и сердцем солнца". Когда-то Фарном владел царь Джамшид, коего низвергли за "неистинное слово" и непомерную гордыню. Довольно иронично. Фарн распался на три части, попав к царю-герою Трайтаону и герою-драконоборцу Кэрсаспе. К кому попала третья часть - неизвестно, как неизвестна и судьба двух обладателей других частей. Сам Джамшид, к слову, бежал в Крайние южные земли, надеясь спокойно встретить смерть у берегов мифического моря Чин. Больше о нем никто не слышал.  

Аггей отблагодарил старика и предложил ему любой дар на выбор. "Мне ясны твои помыслы, Аггей из Ларака, - старик подошел к нему и взял за руку. - Даруйте мир южным землям - вот мое искреннее желание". Эти слова повергли его в замешательство. Он положил вторую руку на сморщенную старческую, улыбнулся и пообещал исполнить эту просьбу. Отшельник резко убрал руку и поспешил выйти. "Стойте, позвольте узнать...", - обратился Аггей, хлопок от закрывшейся двери оборвал его. Правитель выбежал в коридор. Старика нигде не было. Справа стоял стражник. На вопрос об отшельнике он ответил, что никто не покидал покоев. Аггей долго допытывался до растерянного воина, называя его или лжецом, или слепым идиотом. Теряя терпение, он переходил на угрозы. Воин упал на колени, слезливо умоляя о пощаде. Допустив до себя мысль о произошедшем видении, Аггей умерил свой пыл, и вернулся в покои. Уже скоро он позабыл об этом случае.   

Аггей стремился укрепить свою власть в области Аккада, а также расширить влияние на весь юг во избежании появления кого-то подобного Тощему царю. Формально, он бы являлся главой одного Аккада, но из тени мог бы влиять на решения, принимаемые правителями любого города или селения на юге. Кто знает, какие народы, ныне считающиеся исчезнувшими, вдруг восстанут из пепла и решат захватить власть у неспособного защитить себя Аггея. Те же амазонки, племена которых обитали к юго-западу от региона Эллас.  Господство на всем юге его не интересовало - такая ответственность пугала его. Ему было достаточно одного Аккада, на который никто и никогда не будет претендовать. Стоит заметить, что о великом подвиге Катрин, повлекшим как раз окончание войны, он старался лишний раз не упоминать. Гармунд даже не замечал этого, так как большую часть времени оплакивал девочку и грезил о возвращении на север. 

В ночь перед возвращением Гармунда на север, Рустам посетил покои Аггея, чему последний был бесконечно рад. Рустам сказал о своем намерении пойти на север и просил в распоряжение Гармунда небольшую армию. Аггей ответил, что удовлетворит любую его просьбу и может отправить на север хоть всю южную армию. Рустам осек его, советуя не быть столь безрассудным и голословным, после чего поблагодарил за помощь и уже думал уйти. 

-Будь добр, поведай мне о судьбе Траэтаоне и Кэрсаспе, - напоследок обратился Аггей. - Если имеешь на это право и желание. 

-Уж извини меня, правитель Аггей, но распространяться о них я не могу. Герои-драконоборцы предельно ясно выразили желания оставить свою дальнейшую жизнь в тайне. Я не могу нарушить обета. Могу только сказать, что судьба одного - трагична, а второго - после некоторого времени неизвестна даже мне. И все же, отчего вы интересовались их судьбами? 

-С недавних пор я занялся поиском оставшихся от Фарна частей. Знаю, что двумя из них обладали Траэтаон и Кэрсаспа.

-Это какими же древними писаниями вы обладаете, если отыскали там сведения о Фарне, - удивился Рустам. - Зачем вам Фарны? Победу над Тощим царем вы одержали, Черная напасть наверняка отступит через пару лет. Фарны вам не нужны, если только не из злого умысла. 

-Нет, злые умыслы уже давно меня не беспокоят, - улыбнулся Аггей, вспомнив свое изгнание. - Фарны помогут мне обезопасить юг от новых угроз. Например, от стаи волколаков, если вы не сможете остановить её. 

-Звучит здраво, - согласился Рустам. - Однако я бы не советовал искать их. Настоящий правитель черпает свет и тепло только из собственной души. 



Mr.barhat

Отредактировано: 16.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться