Вечность на аршине пространства

Размер шрифта: - +

Глава 3

- Ты что это делаешь? – возмущённо воскликнула девушка, освобождая шею от руки обидчика. Она отшатнулась от него и включила свет.

Кладовая под лестницей представляла собой тесное помещение со всей практически необходимой в хозяйстве утварью – остальное было сгружено на чердаке. Двух людей было вполне достаточно, чтобы почувствовать, насколько помещение это было тесным: повсюду висели антресоли, разнообразные шкафчики, запылившиеся стеклянные банки и замутненные бутылки, а вокруг стоял запах плесени и спёртого воздуха. Зина застыла, потирая шею, и со злобой посмотрела на следователя.

В тот момент в его облике было что-то и опасное, и мальчишечье одновременно. Это был мужчина лет двадцати восьми плотного телосложения и ростом чуть повыше Зины. Тёмные волосы его были картинно зачёсаны набок, словно у красавца из пятидесятых годов двадцатого века. Нос и губы его были маленькими, как у фарфоровой куклы, что в сочетании с пухлыми щеками создавало образ милого молодого человека, почти что ребёнка. Однако даже в этих чертах часто угадывалась некоторая угрюмость, отстранённость, нервность и внутренний надрыв. Порой, так же, как и сейчас, во внешнем виде его обнажалась та искра совести, из которой женщины, берущие на себя роль Прометея, желают раздуть пламя, которое изменит и переделает такого мужчину в лучшую сторону. Отечество наше всегда было богато такими женщинами, более того, русское государство, сколько бы его не модернизировали иноземцы каждый на свой лад, словно и производит исключительно только таких женщин-Прометеев. Зинаида, несомненно, принадлежала к их категории. Едва она увидела огонёк сожаления и вины, мелькнувший на секунду в его взгляде, как мгновенно всё ему простила, хотя вида старалась и не подать. Облик её тоже несколько изменился и более не выражал готовности к сражению.

К слову сказать, Зина была довольно хороша собой. Миниатюрная и подтянутая, она в то же время была как бы немного и плотная – чтобы в случае чего и «в избу горящую войти, и коня на скаку остановить». Слегка вьющиеся волосы её тёмным золотом струились ниже плеч и симметрично обрамляли аккуратное овальное лицо с небольшим чёткоочерченным носом, чуть выдающимися скулами и припухлыми губами. Особенно выразительными были на этом лице глаза – даже в минуты гневного возмущения они смотрели как- будто со снисхождением, взгляд был тёплый, но не пронзительный, а словно угадывающий, и какой-то даже ангельский, так что, порой, даже при составлении описания подозреваемой в карманных кражах, люди утверждали, что у преступницы были небесно-голубые чуткие глаза, несмотря на то, что на самом деле они имели скорее желтоватый с зеленью оттенок. Влюбляла в себя и её улыбка, никогда не выражавшая эмоцию полностью: отголосок переживания словно бы на миг отражался на её лице, чтобы обозначить оценку ситуации – прежде всего для неё самой. Словом, было в облике Зины что-то спасительное, утешающее и утоляющее жажду духовной близости. И всё это никак не вязалось с её преступными наклонностями, о которых знал только следователь, вызволивший её однажды из тюрьмы.

 

- Ты что делаешь? – вновь спросила Зина, уже нерешительно и осторожно, но с такой же твёрдостью в голосе.

- Что я делаю? – переспросил следователь. – Я пытаюсь добраться до истины.

- И давно ли ты начал осознавать свой долг служения истине и закону?- девушка опустила взгляд и прошла чуть в сторону.

- Нет. Но я осознал кое-что другое. Ты – корыстолюбивая вокзальная путана, как тебя и назвала Кристина… Теперь все факты складываются воедино.

- Неправда, - сверкнула глазами девушка. – Кому как ни тебе знать о моей настоящей репутации?! Но сейчас ты меня разочаровываешь.

- Это ты разочаровала меня… Хорошо, что мы не поженились тогда. Теперь я сопоставил услышанное с некоторыми своими данными.

- И о чём же свидетельствуют твои данные?

- О том, какой грязный ты человек! Ты провела ночь с Бэзилом, поэтому он так и мнётся, выгораживая тебя!

- Что?!. Вы схватили Бэзила? – нервно воскликнула Зина и побледнела. Это не осталось незамеченным.

- Вот! Ты как за него!.. – чуть не подскочил мужчина и с силой ткнул Зину пальцем в грудь. - Только в случае какой-либо близости женщина так будет защищать и нервничать!

- Какой близости?! Очнись же! Не сталкивавшийся с тобой человек, а тем более Бэзил, который и вовсе никогда ни с чем криминальным не сталкивавшийся, расскажет под твоим давлением всё, что угодно! Ты просто в очередной раз пытаешься сгноить невиновного!

- Никогда не было, чтобы я взялся за невиновного! А вот за виновных да, вступался!.. На свою голову! Я всегда интуитивно чувствую, виновен человек или нет. Но, – вот же беда! – часто заглушаю предчувствия своим желанием облагодетельствовать человека, дать ему шанс! Так и в этот раз! Бэзил действительно не виновен, и я не задерживал его. А вот тебя я хотел проверить! Хотел увидеть твою реакцию, которая разоблачила всю твою ложь!

- Я тебе не лгала.

- Ты лжёшь мне сейчас!

- Ты всегда во всём видишь ложь по той причине, что в своей лжи запутался!

- С тобой я всегда был предельно честен!

Воцарилось молчание. Впрочем, длилось оно недолго, и Зина наконец спросила:

- Я не понимаю: в чём ты хочешь меня обвинить?

- Ни в чём… Не думай слишком много. Я желаю тебе счастья. Больше я тебя не побеспокою. Прощай.

В этот момент дверь кладовой снова отворилась и показалась Юлия. Следователь поспешил покинуть помещение, на ходу столкнувшись взглядом с участливой поварихой. Извинившись, он торопливо вышел.

- Что тут у вас происходит?

- Ничего, - тихо произнесла Зина, глядя в одну точку – в направлении открытой двери. – Просто он никогда не разговаривал со мной так... А тут заговорил… И это не к добру.



Дэн Иванова

#4925 в Фантастика
#234 в Антиутопия
#5368 в Разное
#1384 в Драма

В тексте есть: уголовный сленг

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться