Вечность встанет с нами рядом

Размер шрифта: - +

Глава 2

В начале февраля 1940 года Григорий выехал в командировку в Ейск.  Расследовалось дело контрабанды в ейском порту. Оно было муторным, невнятно тянулось, местные следователи не справлялись, а может, и не хотели глубоко копать, вот и вызвали московского специалиста. Свидетелем по делу проходил портовый грузчик, который поразил Григория: почти двухметровый богатырь, с умным цепким взглядом, по виду работяга из работяг, но говорил правильным литературным языком, а когда Григорий, упомянув швартовавшиеся в декабре 1939 года французские суда, перечислил по-французски тоннаж судов, их названия, порты приписки и груз, грузчик, как ни прятал взгляд, стало понятно, что язык он понимает.

 

      

И, хотя работяга никоим образом не был причастен в расследуемому делу, да и свидетель из него, как выяснилось, тоже не состоялся, Григорий решил выяснить, что за странный грузчик ему попался.

Оказалось, что Никифор М. при царском режиме был ни много ни мало, а начальником городского вокзала, железнодорожной станции города Ейска, и в грузчики ушел после того, как большевики захватили Ейск и окончательно установили в нем советскую власть. 

  

Никифор был вдовцом, а его единственная дочь, встретившая революцию гимназисткой выпуского класса, оказалась замужем за бывшим царским офицером, перешедшим на сторону большевиков и работавшим инженером - строителем железнодорожных мостов. Царский офицер был прежде капитаном технических войск, и сейчас продолжал заниматься любимым делом: проектированием железнодорожных мостов. Строительством мостов он тоже занимался. Степан К. был из рода обрусевших немцев, перебравшихся в Россию по приглашению Анны Иоанновны, и мужчины в роду традиционно становились военными, служившими на благо новой родины, инженерами, учеными.

В семье было двое сыновей, а Анна, жена Степана К, была беременна на момент знакомства третьим ребенком.

    

Степан (Стефан, сын Якоба) как раз заканчивал  строительство моста в Краснодаре, и ждал перевода в Закавказье - укрепление железной дороги от нефтяных месторождений Азербайджана являлось приоритетной задачей Советской власти. 

Григорий имел с ним длительную беседу, которая продолжалась почти двое суток, с перерывами на сон, но даже за едой эти двое обсуждали что-то достаточно интересное. Результатом этой беседы, после возвращения Григория из Ейска и совещаний с начальством, стала командировка в Грузию, в Тифлис (Тбилиси), в Азербайджан (Евлах, Казах, Баку), в Армению (в Ленкорань), в Ставрополье (Георгиевск), в  Осетию (Орджоникидзе), в которой он побывал не один, а со своим собеседником, после чего Григорий вернулся в Москву. Однако, в Москве он пробыл недолго, и уже к осени 1940 года он, вместе со всей семьей, отбыл по новому месту службы - в Забайкалье, на родину. Через пару месяцев туда приехал со всей семьей его собеседник: оказалось, что перевели его на строительство забайкальской железной дороги: три моста требовали срочного ремонта, да и новая ветка забайкальской железной дороги, уже спроектированная и запущенная в строительство, нуждалась в грамотном руководстве: Степан был назначен заместителем начальника строительства.

 

  

Семьи оба привезли с собой, хотя в Москве осталась Татьяна, готовившая новый проект многоэтажных жилых домов, планируемых к запуску сериями. Сдача проекта была назначена на лето 1941 года, но Татьяна обещала приехать весной. В это время активно осваивалась Сибирь и Дальний восток, так что отъезд семьи Ш. был воспринят благосклонно, а дел в Сибири действительно было много: партия имела большие планы на освоение Сибири.

После устройства на новом месте Григорий со Степаном часто совершали конные поездки по окрестностям. Особенно интересовали их горы и каменные россыпи, курумниковые реки и излучины рек. Шилку они исследовали на сотню километров к моменту, когда началась война.



Alba Varden

Отредактировано: 03.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться