Ведда-1. Жила-была ведда...

Размер шрифта: - +

24. Лечиться будем

Миль открыла глаза. В окно вливался свет, чирикали в кроне дерева птицы, шелестела молодая листва. Бабушка дремала, привалившись к спинке дивана, на котором спала Миль. Стоило ей пошевелиться, и бабушка открыла глаза. Беспокойная ночь оставила на её лице тени и бледность, но вот она улыбнулась, наклонилась поцеловать внучку...

- Как дела? - спросила она тихо, всматриваясь в лицо девочки. Миль протянула ладошки, коснулась бабушкиного лба, век, провела пальчиками по щекам... И довольно улыбнулась – на бабулино лицо вернулись краски, заблестели глаза, разгладились морщинки...

Небрежно махнув рукой, высветила в воздухе надпись:

СПАСИБО, ТВОИМИ МОЛИТВАМИ ВСЁ ХОРОШО.

Бабушка ахнула, прикрыла рот руками.

- А я-то надеялась... Ты так меня напугала...

Я ВСЁ ПОМНЮ. НО ПОЧЕМУ Я ДОЛЖНА ОТКАЗЫВАТЬСЯ ОТ ТОГО, ЧЕМУ НАУЧИЛАСЬ?

- Не отказывайся. Но воздерживайся от частого использования – нагрузка слишком велика для твоих семи лет, пожалей себя... Или меня, если себя не жаль.

"Почему?" - подняла бровки девочка. Предъявила бабушке палец и, шевельнув этим пальцем, вызвала к жизни играющую радугой надпись:

С КАЖДЫМ РАЗОМ ЭТО ПОЛУЧАЕТСЯ ВСЁ ЛЕГЧЕ. А чтобы надпись исчезла, лишь повела бровью.

- По той же причине, по которой, к примеру, я пользуюсь спичками вместо собственного огня. А ещё – каждое применение оставляет след. От квартиры уже и так здорово фонит. Однажды фон станет настолько велик, что возникнет аномальная зона. Начнутся непредсказуемые искажения реальности. Знаешь, что это такое? А это когда ты садишься на унитаз, а он тебе откусывает, сколько успеет.

Миль вытаращила глаза – ПРАВДА?!!

- Ну, сама я ничего подобного не видела, но в справочниках такие случаи описаны. Давай не будем проверять на себе? Договорились?

НУ, БА, НУ, ОСТАВЬ МНЕ ХОТЬ ПРАВО ПИСАТЬ ВОТ ТАК. И показала бабушке ладошку, на которой светились буквы: Я МОГУ ИСПОЛЬЗОВАТЬ СВОЮ КОЖУ, ТОГДА ВЕСЬ ФОН ОСТАНЕТСЯ ПРИ МНЕ.

- И станешь ходячей аномалией. Хотя ты и так – аномалия. Как "почему"?! А у кого ещё есть такая девочка? - бабушка пощекотала ей шею. - С такими ручками? - пощекотала подмышки. – С такими рёбрышками? - Миль фыркала и извивалась, слабо отбиваясь. - А с такими ножками?

И тут Миль пискнула. Обе замерли.

- Повтори, - потребовала бабушка. - Или ещё пощекотать?

Миль пискнула снова. За последние годы это были первые звуки, которые ей удалось издать.

- Сегодня выходной, - объявила бабушка, - но завтра же мы идём к доктору.

 

Визит к специалисту порадовал бабушку. Миль хождения по процедурам, просвечивания и прослушивания достали ещё в раннем детстве, в том, до интерната, но бабушка очень надеялась, что внучка когда-нибудь заговорит, и Миль терпела ежедневные упражнения, полоскания, какие-то новейшие методы, последние достижения – бабушка требовала, чтобы для её девочки было сделано всё, что можно. В клиниках и санаториях она провела всё лето, но, как в стихотворной сказке про брадобрея, оказалось, что "стрижка только началась"...

С началом учебного года Миль начала посещать занятия по месту лечения – учителя приходили и занимались с несколькими маленькими пациентами по отдельной программе для каждого ученика, потому что дети были разных возрастов. Миль занималась со средним и старшим классами. Всю эту "Географию", "Биологию", "Литературу" она читала круглые сутки и на ночь глядя просто чтобы отвлечься от грустной больничной действительности, интереснее и занимательнее была "История", влёт шли немецкий и английский, тем более, что от неё не могли потребовать разговорной речи, а только её перевод; на что всерьёз уходило время, так на физику, химию, да математику с геометрией. Рисование и черчение Миль вообще обожала. Вне её внимания осталась астрономия – потому что её изучали в последнем классе, а среди пациентов не нашлось школьников старше восьмого класса. Ну как "вне внимания" – Миль попросила учебник и прочитала его, задала физику несколько вопросов (он уже знал маленькую ученицу и не был удивлён) и оставила другие непонятности на будущее.

Кто-то подкинул ей детективы и фантастику отечественного производства, потом попали переводные издания, и ей это чтиво настолько понравилось, что учёбе пришлось потесниться – и никто Миль не упрекнул в нерадивости, потому что приходящим педагогам было не того, у них и без больничных учеников забот хватало. Перед ними и так в конце года маячил вопрос – по какому классу аттестовать Миль, настолько неровными были её знания, а требовать большего от неё никто просто не смел: семилетний ребёнок порой выполнял домашние задания, вытирая капавшие на тетрадь слёзы – процедуры бывали болезненными – но ни разу Миль не попросила обезболивания. Уроки же от боли отвлекали.

Бабушка всё это время находилась поблизости, правдами и неправдами устраиваясь на работу туда же, куда поступала на лечение Миль. А если не удавалось устроиться, она просто сидела в приёмном покое днём и ночью с пряжей и спицами, с книгой и просто так. Находила общий язык с персоналом и где-то в подсобках ночевала. Уходила ненадолго в город и возвращалась с покупками, иногда с ней отпускали погулять и внучку.

Сколько раз хотела Миль всё бросить! От боли и прочих неприятных аспектов лечения она потеряла в весе, потому что пропал аппетит. Часто она всплакивала тайком, не от боли, а оттого, что ненавидела такую жизнь. И оттого, что вокруг было слишком много чужой боли. Она перестала улыбаться, не говоря уж о смехе. И Марии Семёновне стоило чудовищных усилий, чтобы совладать с собой и не забрать внучку из очередного медучереждения.

Результатом этих жертв стал голос. К Новому году удалось добиться его стабильного звучания, Миль могла – совсем негромко – смеяться и плакать, даже немножко петь. Худо-бедно, но связки заработали. С языком же пока ничего не получалось, он оставался почти неподвижным. О речи, таким образом, оставалось только мечтать. Следующие полгода ушли на закрепление достигнутого, разработку связок до исчезновения боли, и всё же иногда горло перехватывало так, что о звуке даже думать было больно. Справляться с этим пришлось учиться отдельно...



Карри

Отредактировано: 07.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться