Ведьма

Часть 5/5

Айрис шла по коридору за своим названным дедушкой. Дарг Карей нес нераспакованные коробки и свертки с покупками. Ведьма попыталась от них отказаться, но аркканцлер настоял на том, чтобы она все-таки приняла материальные извинения от четырех хулиганов, тем более что Дайрен с Реймондом принялись изо всех сил охмурять ее деда и вконец заморочили ему голову. Даже молчаливый Патрик присоединился к ним и пробурчал пару слов извинений и благодарности за спасение от монстра. При этом парень закатывал глаза к потолку, как будто вспоминая заученные фразы.

На плече у девушки лежала метла с привязанным к ней узелком − внутри весь немудрящий скарб. Дурные привычки перенимаются быстро: она несла свою новообретенную метлу, как ее дед − посох. Транспортное средство она склеила, но метла еще не ожила и не стала летать. И годилась, увы, только для уборки.

Они с Фолей тщетно пропадали в аркканцлерской библиотеке, в надежде найти нужное заклинание. Несмотря на все запугивания Фоли, рукописи из библиотеки аркканцлера молчали как партизанки. Темная книга иногда перегибала палку: она или кусала те рукописи, которые отказывались с ней сотрудничать, или садилась с ними на полку, скрестив членистоногие лапки, и рассказывала им такие ужасы, что некоторые хлопались в обморок, остальные сбивались в кучу в углу и дрожали. Пока ничего похожего на заклятие восстановления метел нашим авантюристкам не попалось.

На руках у девушки сидела трехглазая кошка, после похода в Лабиринт она наотрез отказалась превращаться в ездовую кошку и делала вид, что не понимает, о чем ее просят.

- Лапа, лапа… - позвал старичок и почесал котю за ушком, они с архимагом подружились. Когда Айрис уходила в дозор, кошка проводила все время на коленях у аркканцлера, последнему приходилось послушно сидеть и заниматься бумагами, скинуть кошку с колен было выше его сил. Хитрая Мурлыка этим пользовалась, счастливо зажмурилась − больше никаких походов, можно спать и наедаться вволю, кажется, кошачья жизнь налаживалась.

Им, как семье, были выделены апартаменты в ректорской башне, девушке пришлось переехать поближе к своим новым родственникам. До сих пор она не могла поверить в то, что является дочерью ректора академии и внучкой аркканцлера. Это пугало. Это не укладывалось в голове.

Наверху башни находился кабинет и библиотека ректора, этажом ниже − жилые комнаты, но студенты, проходящие там, не могли видеть двери, для них это была просто пустая лестничная площадка. Входы открывались только для хозяев. Со стороны это выглядело забавно: Лавель шел в свои комнаты и исчезал в совершенно голой каменной стене.

Старичок распахнул перед изумленной девушкой дверь и довольный отошёл в сторону.

Спрыгнув с рук ведьмы, Мурлыка, виляя пушистым задом, первая обжила новую комнату. За ней вошла Айрис, Фоля-притворись-брелоком слегка приоткрыла единственный глаз и позыркала по сторонам. Убедившись, что комната ничего так, она вновь притворилась бездушной вещью.

Аркканцлер сгрузил коробки и ушел, оставив внучку.

Ее новая комната была светлая и просторная, Фоля спрыгнула с пояса и побежала по голому полу исследовать просторы. Любопытная книга обнаружила спальню с балконом, ванную комнату и, сделав круг, вернулась в гостиную, она же прихожая, где стояла изумленная ведьма.

Мурлыка направилась к широким подоконникам, выходящим на улицу, дружиться с летучими мышами.

Несколько дней девушка раскладывала свои вещи.

Из Фоли получилась великолепная дуэнья, как-никак книге было более семисот лет, и жизнь она повидала. Строгая книга запретила девушке развешивать одежду на гвоздики и заставила все аккуратно сложить в шкаф.

Гостиная была настолько большая, что девушка смогла там устроить небольшую мастерскую. Сдвинув столы к широким подоконникам, она получила массу дополнительного места и бесплатную вытяжку. Дым от зелий, которые она готовила, вытягивался в окно, также туда обычно уходила взрывная волна от неудавшегося варева. Летучие мышки и нетопыри облюбовали балкон спальни, разносить почту в лысом, подкопчённом виде не улыбалось никому.

Теперь нижний этаж ректорской башни время от времени дымился и грохотал, порождая дополнительные слухи и совсем уж запредельный страх перед ректором. Адепты шептались, что в тайной комнате он заживо варит тех, кто не сдал зачет с первого раза и проводит темные эксперименты над несчастными студентами. У ведьмы закралось подозрение, не сам ли Лавель подогревает эти слухи, получая извращённое удовольствие, видя, как половина адепток валится в обморок кверху лапками при виде него. А когда он самолично принимает зачеты, все без исключения, включая отличников, дрожат мелкой дрожью.

В очередной раз, не найдя ничего в библиотеке, (они решили с Фолей методично терроризировать полку за полкой), девушка направилась в свою комнату. Каждый раз она возвращалась не без улова, хотя и не с тем, что она искала. В руках у нее был длинный свиток заклинаний.

Проходя мимо аркканцлерского кабинета, ведьма увидела, что дверь приоткрыта. Девушка узнала голос ректора. В последнее время он часто исчезал куда-то, и она редко его видела. Правда, когда он возвращался, всегда первым показывался ей на глаза, грязный, голодный, уставший.

За дверью послышался удар.

- Ай! - Лавель схватился за затылок. Архимаг невозмутимо воткнул посох обратно в кадку с фикусом.

- И ты еще жалеешь, что усыновил ее? Сиротам нужна помощь, ты сам знаешь, каково это быть один на один с этим миром! Оставь девочку в покое, мир изменился! Трава уже не такая зеленая, а женщины более боевые и идут в сражения наравне с мужчинами, - ворчливо сказал старик. - А эта недавно почти в одиночку завалила чудовище с темной стороны. В этом мире слишком много зла, кто-то должен прекратить все это. Ты и я работаем, но наших рук не достаточно. И потом, что еще остается старику, если я не могу получить от тебя внуков традиционным способом, как полагается. Приходится добывать их самостоятельно!



Витамина Мятная aka Bastas777

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться