Ведьма

Часть 8/1

Колеса перегруженных телег скрипели и подпрыгивали на камнях.

Старый хомяк аркканцлер не преминул затариться у четы Риэль на годы вперед. Даже на крыше кареты были привязаны какие-то мешки.

По дроге вслед за каретой катили телеги, нагруженные мешками с лекарственными травами, корнями, порошками. Сундуки с целыми корягами и, конечно, неизменные стебельковые клубни лилии, которые слишком хорошо помогают от всяких ранений.

Правда, как и у всякого лекарства, у них есть побочное действие. Больной, попробовав порошок из них, наотрез отказывается лежать в постели. У него начинается деятельный зуд, и он бежит спасать попавших в беду адепток.

Лекарственные припасы толкали ездовые ящерицы, они поминутно оскальзывались и шипели, ругаясь на своем языке.

Саму же карету тянула жирная со старой потертой раковиной улитка. Более медленной твари Айрис не видела. Транспортное средство переставили на полозья. Улитка никуда не спешила, ползла, ни на что не обращая внимания, оставляя за собой липкий слизистый след. По нему, как по маслу, скользила вверх по склону карета на полозьях.

Путешественники ехали по узкой дороге, опоясывающей гору по кругу. Когда поднялись над зелеными полями и лугами, аркканцлер с помощью Тедди вынул из багажного отделения теплые накидки. Они поднимались все выше из долины, и им предстояло пересечь снежный перевал. Внутрь кареты внесли и положили у стенки теплый меховой полог.

- Вот так летние каникулы! - посетовала Айрис.

- Не волнуйся, жарко еще будет! - ухмыльнулся Тедди и помог архимагу достать каменный сундучок, сделанный из жадеита. Узор переливался, освещённый изнутри светом.

Из задка кареты также был выужен приличного размера жестяной бойлер и еще один малый. Ректор Лавель ходил вокруг кареты, занавешивая стекла кожаными ставнями.

Телеги прицепили к карете. Получился поезд. Ездовые ящерицы, получив один малый бойлер, залезли под мешки с травами и заранее начали дрожать.

Второй бойлер и узорчатый сундук внесли и установили внутри кареты. Стало тесновато.

Четверо путешественников и кошка втиснулись в карету. Аркканцлер открыл над головой окошечко, просунул туда посох и постучал по панцирю улитки. Рывок − и вереница медленно тронулась дальше.

Все выше и выше ползла улитка по склону.

Одно окно в двери кареты оставили открытым, чтобы внутрь попадал свет. Девушка сидела рядом с ним и пыталась читать. В принципе, книга про одержимость была очень интересной, если бы не была написана сухим академическим языком и если бы потом не приходилось отвечать ректору выученное.

Рядом спал Лавель. Почему-то маг теперь постоянно при любой возможности старался уснуть. Напротив девушки сидели Тедди и аркканцлер. Тедди либо писал формулы, либо, как и Айрис, читал.

Старик спал. Ему сон был простителен. Хлопнув травяной наливки, архимаг засыпал и начинал свистеть носом на разные лады, иногда получалось очень музыкально. Мурлыка, свернувшись клубком, лежала на крышке бойлера и тоже спала, она спала всегда.

Магический бойлер топили с помощью огненных камней. Овальные горящие голыши, раскалённые в сердцевине добела, лежали в топке и подогревали воду, находящуюся в верхнем резервуаре.

Сначала девушка приняла их за камни. Огненные создания развернулись, выскочили из топки и стали бегать кругами по карете, прожигая дырки в обивке сидений. За что были наказаны строгим ректором и посажены обратно внутрь бойлера. Ведьма заметила, не без удивления, что у пузатых шариков есть ножки, куцый хвостик, а спереди − лупоглазые выступы на очаровательных мордашках.

Малыши саламандры были шаловливы и непоседливы. За решетчатой дверцей шалуны бегали по стенкам, игрались и дрались друг с другом. Их мамаша уже давно забралась в малый бойлер и согревала ездовых ящериц. Вот кто, оказывается, сидел в жадеитовом сундучке.

Заняться в дороге было нечем, и ведьма, тайком открыв дверцу, игралась с маленькими саламандрочками, тыкая в них палочкой-лучинкой. Малыши бегали паровозиком и перепрыгивали через деревяшку.

К вечеру пошел снег. Дорога, камни и склоны горы покрылись слоем снега.

На короткой, последней, как поняла Айрис, стоянке, все забегали, готовясь к переправе через снежный перевал. Девушке не разрешили выйти из кареты, и она наблюдала за всем через окно. Рядом с грустной мордочкой ведьмы, разогревая стекло, светились еще семь мосек детенышей огненной саламандры.

Высоко в горах раздался ужасный вой. Его подхватило еще несколько. Серые твари в заснеженных горах пели. Громкий рык, разорвав клубящиеся серые тучи, обрезал заунывную песню. Айрис передернуло, мурашки побежали по коже. Она потерла предплечья, согреваясь.

Телеги покрыли кожаными пологами, проверили крепления. Ректор, намокая под крупными хлопьями снега, самостоятельно проверял все.

- Не хватало еще потерять кого-нибудь по дороге! - бурчал он себе под нос.

Погрузились в карету, двинулись в путь.

На чугунном бройлере приготовили душистый чай с травами.

Маленькие огненные очаровашки прыгали по блюдцу с чаем, строя глазки девушке и выпрашивая у нее кусочки сахара. Взамен водили хоровод вокруг чашки чая, чтобы он не остывал. В карете стоял запах жженого сахара и леденцов.



Витамина Мятная aka Bastas777

Отредактировано: 13.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться