Ведьма

Размер шрифта: - +

Глава 21.

Опять дожди, нелётная погода.

В углу стоит поникшая метла.

Я кофе пью, а мне лететь охота,

забросив к черту все свои дела.

Я вздохнула и отошла от окна. Уже неделю я сижу дома, и практически ничего не делаю. Так пустяки. В основном читаю. Много читаю. Со мной никто не занимается. Иногда просто приходят, разговаривают и уходят, а я то раздражаюсь, то очень раздражаюсь, то злюсь или очень сильно злюсь. В итоге меня снова и снова садят за чтение книг. В которых говорится, как я должна себя вести, как сдерживать свою силу, как найти с ней точку соприкосновения.

 Не спорю, что книги были полезны, но меня злило бездействие. В теории все было легко, на практике же оказывалось намного сложнее. Мои родные все время толкают мен на преступление. Я готова сбежать из дома или же сначала наложить на них какое-то проклятие, а потом сбежать.

Натан больше не появлялся. И это тоже меня злило. Как говорила бабушка Уля, Я обязана научиться контролировать свои эмоции, потому что и Академия не устоит на земле. Понимая, что родные правы, я все равно не могла ничего с собой поделать. От мысли, что Волков сейчас находится в обществе Марго или еще какой-то дамочки, я впадала в буйство. Бабушка Поля только усмехалась и покачивала головой, явно намекая, что я слишком ревную.

– Нужно давать мужчине свободу, Ягодка. – успокаивающе говорила мне мама.

Какую на хрен свободу?! Мало ему той, что у него есть??? Чуть не взревела я. Но в этот раз сумела с собой совладать, только взгляд стал острее. Я тихо поставила чашку на блюдце и опустила голову. Когда мне удалось успокоиться, я снова взяла в руки чашку и посмотрела маме в глаза. Конечно, мой взгляд остался колючим, но в целом я была спокойна.

– А ты много давала и даешь свободы папе? – спросила, а сама сдерживала себя, чтоб не заскрежетать зубами.

– Конечно. – ответила мама без заминки, но тут со всех сторон послышались смешки и фырканье.

– Что-то мне подсказывает, что это не так. – я криво усмехнулась.

– Ладочка права. – вступился папа, хотя было заметно, что он сдерживает смех. – Она не контролировала меня.

– После того, как надела на тебя пояс верности. – фыркнул дедушка.

– А не чего за каждой юбкой бегать. – холодно обронила мама.

– Пояс верности? – а вот это меня заинтересовало.

– Ягодка, твоему мужчине не нужен пояс. – бабушка Поля вытерла платочком выступившие слезы, от смеха, конечно же.

– Почему это?

– У волков есть легенда. – на этот раз вступил в разговор дедушка Марк.

– Какая? Дедушка расскажи!

– В одном старом, как мир лесу жил огромный, черный волк. Его янтарные глаза горели в темноте жутким светом. И всем, кому довелось увидеть его, клялись, что сам демон в обличье зверя живет в лесу. – я затаила дыхание слушая дедушку. – Ночами он горестно выл, вскинул морду к луне, но ответом была тишина. Любой, кто слышал этот вой, замирал от ужаса. Ни одна душа не могла различить в нем боль одиночества. Одним осенним утром волк вышел на охоту. Он долго гнал молодого оленя и собирался уже прыгнуть, но его опередили. Белое пятно мелькнуло в воздухе и повалило оленя. Черный волк застыл. Это была волчица – грациозная, ловкая. Ее шерсть была похожа на первый снег. Когда она подняла голову, волк заметил, заметил, что ее глаза, словно весеннее небо. Долго стояли так два хищника, глядя друг на друга. А, потом не сговариваясь, повернули в глубь леса. Добыча осталась забыта. После этого многие храбрецы забредшие в лес, стали видеть волка в компании белоснежной волчицы. Они были счастливы. Но всему на свете приходит конец. Зимой приезжий охотник, прознав про неуловимых «призраков», поклялся добыть их шкуры. Собрав небольшую группу из местных жителей и псов, он пошел в лес. Собаки быстро взяли след и люди стали преследовать волков. – дедушка говорил тихо, я а глотала слезы, понимая, что будет дальше. – Волки решили запутать охотников. Но к несчастью выпал снег и если собаки теряли запах, то следы от волчих лап все так же были видны. В итоге волков загнали в тупик. Перед ними обрывалась скала, а до другой стороны ущелья долетела бы только птица. Охотники выскочили из леса. Увидев волков, они торжествующе закричали. Тот самый охотник, что возглавил травлю, вышел вперед и наставил на волчицу ружье. Ее друг грозно зарычал и заслонил ее своим телом. Рука охотника дрогнула, но остальные стали возмущаться. Послышался щелчок затвора. Волк и волчица посмотрели друг другу в глаза. Им казалось, что это длилось вечность, но на самом деле, всего лишь миг. В их глазах отразились все чувства: от безмерной любви до глубокой скорби. Это настолько тронуло некоторых людей, что они начали неуверенно переглядываться и уже хотели остановить охотника. Но тот не собирался никого слушать. Еще секунда до выстрела и…. – дедушка на миг замолчал, а мне казалось, что мое сердце разорвется от переживаний. – … Волки развернулись к обрыву и одновременно прыгнули. А полная луна освещала их прыжок-полет. И казалось, что ему не будет конца, что у влюбленных выросли крылья. А тот охотник после этого случая не тронул ни одно животное. Как только он брал в руки ружье, перед его глазами стояла эта картина: морозная зимняя ночь и два волка в безмолвном, бесконечном полете. А люди той деревни стали чуточку добрее. Каждому кто был в лесу той ночью, казалось, что он оставил часть своего сердца, а взамен приобрел что-то очень важное. Может, сострадание? Или милосердие?



Ника Романова

Отредактировано: 29.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться