Ведьма-двоедушница 2

Размер шрифта: - +

Глава 14. Человек в отражении.

Раньше, чем я успела впустить в своё сознание мысль о том, что Витольд находился так близко ко мне, что я чувствовала его дыхание на коже, я перевела взгляд на зал.

Пристально всматриваясь в каждое лицо присутствующего здесь человека, я искала угрозу среди них, но паника была плоха тем, что угроза виделась во всём.

С моей позиции открывался хороший обзор. Игорь с родителями сидели за столом в центре зала. Я с ужасом осознала, что они были как на ладоне, любой мог напасть на них с любой стороны, а они этого даже не замечали.

Дыхание перехватило. В ушах зазвенело, как после взрыва. Я должна была их предупредить!

- Не переживай, их никто не тронет, - сказал Витольд спокойным уверенным тоном человека, контролирующего ситуацию. - Я пришёл поговорить, но это сложно сделать, когда ты стоишь ко мне спиной.

Вопреки собственному желанию, я развернулась лицом к нему. Он пристально смотрел на меня сверху вниз. Я никогда не встречала людей с настолько пустыми глазами, а его были именно такими - безжизненными, бездушными, холодными и пугающими. Пустота, абсолютная пустота, скрывающаяся за ними, бросала меня в дрожь, и мурашки раз за разом, словно в бесконечной гонке, пробегали по коже.

- Нам не о чем говорить, - едва слышно сказала я. - Ты убил моих друзей. Ты чудовище!

- Признаюсь, мне льстит твоё мнение, - Витольд рассмеялся, - но ведь ты такая же, как я.

- Я и близко не такая ...

- Брось, - перебил он, - я видел, как ты перегрызла горло Николаю. Знаешь, что ещё я видел? Тебе это понравилось! Если бы не предсмертные стоны твоего парня, ты бы и дальше рвала всех на куски! Кстати, мне интересно, как он смог выжить?

Моя услужливая память во всех подробностях, вплоть до вкуса тёплой крови во рту, тут же проиграла у меня в голове майскую схватку между нами и Хранителями. От этих воспоминаний меня затошнило.

- Вот, посмотри, - в зале громко скрипнул стул, и Витольд снова рассмеялся. Я обернулась и встретилась глазами с Игорем. Бледнее обычного, он вставал из-за стола.

Витольд небрежно махнул рукой, и весь зал замер: люди застыли на месте, наверное, даже не ощущая этого.

- Он так хочет тебя защитить, сберечь, - продолжил Витольд, как ни в чём не бывало, - из кожи вон лезет. Он не понимает, даже мысли не допускает, что тебе это не нужно. Ты охотник! Хищник! Убийца! А он всего лишь обычная игрушка в твоих руках!

- Нет! - Я затрясла головой.

- Когда будешь смотреть в зеркало, присмотрись, кого именно ты видешь в отражении - того, кого хочешь видеть, или того, кем ты на самом деле являешься!?

Его голос эхом застучал в ушах. Вернувшееся на свой естественный ритм время волной нарастающего гула окатило меня. Игорь схватил меня за плечи, оттаскивая назад, но необходимости в этом не было, так как Витольда уже и след простыл.

- Ты в порядке? - От волнения его голос охрип, а глаза неустанно искали угрозу.

Я молча кивнула во избежание столь неуместного сейчас проявления моей собственной левой бровью вранья. Нет, я не была в порядке. Я даже и близко не была в порядке!

До сегоднешнего инцидента я не отдавала себе отчёта в том, насколько сильный страх внушал мне этот человек, страх способный полностью парализовать меня, одновременно переварачивая всё внутри, взрывающий каждую часть мозга, нейрон за нейроном, страх заставляющий моё сердце болезненно биться о грудную летку.

Вопреки утверждениям окружающих про мою силу, способности и прочее, этот человек разбивал это одним своим появлением, заставляя меня уменьшаться до размеров безпомощной божьей коровки, слабой и не способной ни на что.

Вот только этот страх был лишь вершиной айсберга. То, что он сказал, то, что он заставил меня вспомнить в чистом виде без примесей зефирного оправдания - оно было стержнем. Глубоко внутри меня жила темнота - та, которая трескалась, надрывалась, подтачивалась, повреждалась под плотно упаковкой во вместилище для того, кем я была частично или временно, или кем могла бы быть целиком и полностью.

И это меня убивало. Медленно, но верно. И каждый раз, когда я смотрела в зеркало, я всё больше сомневалась в том, что видела, в том, кого я видела, и в том, как я это видела.

Родители Игоря уехали на следующие утро. Я не знала, что они видели и поняли в ресторане, что им сказал Игорь, и куда они направились. Мне было всё равно. Здесь становилось всё жарче, и им было безопаснее покинуть город.

Костя не видел, как Витольд исчез, но смог проследить за перевёртышами. Они, как верные псы, вернулись в разрушенный особняк, а уже через неделю мы узнали, что дом начали восстанавливать.

Игорь всё больше напоминал мне того майского парня - много пьющего, мрачного и крайне опасного. То, что случилось, замкнуло нас обоих и отдалило друг от друга. Меня беспокоило, что это было началом конца, и история могла повториться вот только уже без чудесных спасений, исцелений и прочего хепиенда.

Снова и снова оказываясь в патовой ситуации в борьбе с собственными "я" и "не я", моя голова настолько наполнялась всевозможным сомнительным мусором, что буквально была готова лопнуть. Решив пойти проверенным путём, я обратилась за помощью к Екатерине Павловне, чтобы хотя бы излить ей душу.



Тамара Клекач

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться