Ведьма-двоедушница 3. Самозванец

Глава 11. Послание.

- Невозможно, - сквозь сжатые зубы выдавил побледневший Игорь. - Мы уничтожили всех.

- Ты прекрасно знаешь, что не всех, - возразил Марк.

- Невозможно, - повторил Игорь.

- Возможно, - сказала я.

Первое потрясение прошло, и мозг начал работать с новой силой. Вернувшись к карте, я нанесла на нее светящиеся зеленые руны, поставив Ингуз в центр круга, а Одал за его пределами, то есть там, где убийства начались. Зеленая линия четко прошла через круг.

- Нина... - Голос Игоря волнительно дрожал.

- Я не думаю, что это орден, - перебила я, выразительно посмотрев на Марка, кивнувшего в знак принятия моих извинений за столь резкую реакцию.

Отбросив эмоции, я поняла, почему он сразу не сказал про руну Одал. Он просто не хотел, чтобы мы сразу же провели необъективные параллели с орденом, ведь хотя и мало все это смахивало на случайность, все же было глупо не рассматривать другие варианты.

- Не думаешь? - изумленно спросил Игорь.

- Допускаю, но не думаю, что это они, - ответила я. - Орден использовал руну Одал, но ведь она не славянская, то есть древние славяне ее тоже использовали, хотя и в другом немного смысле, но для Витольда, она ничего не значила. И если он и вкладывал в нее какой-то смысл, то скорее что-то символичное, а здесь четко используется скандинавский рунический алфавит, и используется не просто символично, а с магическим смыслом.

- Или кто-то очень хочет, чтобы так оно выглядело, - мрачно добавил Марк, показывая на синие точки, места убийств простых людей.

- Да, это немного сбивает, - согласилась я. - Может, он кровью рисует руны?

- Нет, - ответил Марк, - я проверил. На местах преступлений крови не было вообще нигде.

- Кроме ищейки, - сказал Игорь. - Там все было залито.

- Куда же девается кровь? - задумалась я. - Кровь ведьм может быть использованна, ну, а остальная? Куда используется остальная кровь?

- Есть у меня одна мысль, - мрачно сказал Марк. Мы с Игорем вопросительно посмотрели на него. - Еда.

- Что? - переспросила я, очень надеясь, что я неправильно расслышала.

- Это еда. Он ее ест, то есть пьет. Кровь ведьм дает ему силу, а кровь простых людей - просто жратва.

Было бы чем, я бы струганула дальше, чем видела. Хотя, это было вполне логично. Я же собственными глазами видела две дырочки на шеях тех бедолаг в квартире, под которой мы с Марком нашли гнездо.

- И что же тогда получается? Ведьмак-вампир проводит какой-то ритуал с использованием рун? Как-то тоже натянуто, не находите? - У Игоря тоже прошло потрясение, и он с сомнением посмотрел на карту.

- Фиг его знает, - устало ответил Марк. - Но если это и ритуал, то не из стандартных. Докопаться до его сути будет очень сложно.

- Согласен, - заметил Игорь, тоже уже порядком уставший.

- Добавьте к этому еще падальщиков и непонятную смерть ищейки, - добавила я.

- И про брата своего не забудь, - любезно напомнил Марк. - Его роль во всем этом тоже как-то не ясна.

Я поджала губы, не в силах вступать в спор. И хотя умом я понимала, что Марк был прав, но сердцу было больно от того, что Слава все еще был в зоне недоверия.

- Я поговорю с ним, - только и сказала я. - Обещаю. - Обычно мрачное лицо Марка смягчилось, и на нем проступило сочувствие. - Карту оставь нам, - попросила я, обнимая его. - Может, у нас еще какие-нибудь мысли появяться.

- Конечно. - Он ободряюще похлопал меня по спине и, кивнув Игорю, исчез.

- Ты как, родная? - заботливо спросил Игорь, обнимая меня.

- Устала, - ответила я, прижимаясь к нему. - И голова снова разболелась.

- Сделать тебе отвар? - Он нежно поцеловал мою макушку.

- Я сама. Проверь лучше, как там девочки.

- А ты?

- А я покурю и приду.

Дождавшись скрипа самой верхней ступеньки, я открыла окно и, достав из кармана кусочек стекла, потерла его в руках. Как говориться, попытка - не пытка. Возможно, тот, кто был здесь оставил еще какой-нибудь след, и тогда осколок сможет пойти по нему и, вернувшись ко мне, показать, куда его это привело, и что он нашел. Осколок засветился и, поднявшись с моей ладони, тихо поплыл в приоткрытое окно.

Выкурив две сигареты и, бросив окурки в камин, я потушила свет в гостиной и, как можно тише, чтобы не разбудить спящего на диване Матвея, поднялась в спальню.

Девочки сладко спали на нашей кровате, а Игорь задремал прямо в кресле, так и не решившись их перенести в другую комнату.

Я достала из комода плед и накрыла его. Следы усталости и нервного напряжения на его лице по мере сна разглаживались. Он слегка улыбнулся, наверное, видя хороший сон. Нежно, едва коснувшись его губ, я поцеловала его и спустилась вниз.

Спать мне не хотелось и, не смотря на усталость, мысли в голове двигались четко и ясно. Достав из шкафчика чистый стакан, я налила в него воды из-под крана и кинула в него растворимые таблетки. Это Игорь был терпеливым, и мог неспеша сварить какой-нибудь целебный отвар. Я же терпением не отличалась.



Тамара Клекач

Отредактировано: 23.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться