Ведьма-двоедушница 3. Самозванец

Глава 12. Свободное падение.

Девочки, уставшие мучить бедного немого Матвея, пошли спать рано. Последний, почти опустошив холодильник, под причитания Феди, колдовавшего над диваном, был изгнан в гостевую спальню с убедительной просьбой помыться и хотя бы попытаться расчесаться.

Игорь же своего все-таки добился, но должна заметить, что сделал он это красиво: сначала была ванна с лавандовым маслом, потом массаж, потом немного вина, потом ласки, стоны и, наконец, то, что скромно называют супружеским долгом.

- Люблю, когда у нас все так, - любовно поглаживая мою обнаженную спину, проворковал он.

- Как? - Я подняла глаза от книги и посмотрела на него. - Когда у нас все плохо, и кто-то хочет нас мочкануть?

- В основном тебя, но вообще нет. Я имел в виду, когда мы не ссоримся. Кстати, а почему мы все время ссоримся?

- Потому что ты меня вечно в чем-то подозреваешь, - ответила я, переворачивая страницу.

- А, может, потому, что ты меня никогда не слушаешь и постоянно что-то скрываешь? - улыбнулся он, наматывая на палец прядь моих волос.

- Оставь мои волосы в покое, - не отрываясь от книги, проворчала я, стойко игнорируя его намеки на продолжение выполнения супружеского долга.

- Оставь ты уже эту чертову книгу! - Игорь сердито дернул книгу и швырнул ее на пол.

- Какого черта? - взвилась я, вставая с кровати, чтобы поднять несчастую книгу. - Мне, что уже почитать нельзя?

- Нельзя, - Игорь встал следом, опережая меня, - пока не скажешь мне, что задумала.

- Ничего я не задумала! - Я попыталась забрать у него книгу.

- Ври по-лучше! - Игорь проследил за моей левой бровью-предательницей, всегда выдающей своим движением мое вранье. Хотя, я не совсем врала. Я ведь пока только обдумывала, а не задумала. - Колись! - Он поднял руку с книгой вверх.

- Игорь! - захныкала я, как дура прыгая на месте, чтобы ее достать. - Перестань!

- Говори, - рыкнул он, сверкая разноцветными глазами.

Бросив до ужаса нелепые попытки вернуть себе таким образом книгу, я пошла другим путем и, легонько хлопнув в ладоши оказалась сидящей на нем. Кровать под нашим внезапно обрушившимся весом мучительно скрипнула.

- Люблю, когда ты сверху, - довольно сверкнул глазами Игорь.

- Сволочь ты, - улыбнулась я, забыв про книгу, и думая только про его тело подо мной, и губы, сладость которых мне хотелось вкусить.

Утро было солнечным и морозным, и мы не без удовольствия отправились с Игорем на прогулку, чего не делали уже давненько.

- Так ты мне все-таки скажешь, что задумала?

- Да не задумала я ничего, - возмутилась я, но, поймав его подозрительный взгляд, добавила: - Просто мысли кое-какие появились.

- Про голос?

- Угу.

- Я надеюсь, что ты не собираешься делать то, что я думаю, то есть глупости? Нина, астрал - это не шутки. Оттуда можно не вернуться вообще. К тому же, не факт, что там ты найдешь все ответы.

- Знаю, - ответила я, пнув ледышку, которую Север тут же побежал ловить. - Я и не собиралась, просто думала, откуда же он все-таки взялся, и кому принадлежит, и почему я слышала его, а теперь вдруг перестала.

- Возможно, что-то блокирует его, - щурясь от солнца, задумчиво ответил Игорь.

- Или кто-то блокирует, потому что голос тот, кому бы он не принадлежал, что-то знает, и хочет мне об этом сказать.

- Тогда почему не говорит? Аня же слышит его, так какая разница?

- Видимо, разница есть, - ответила я, пнув еще одну ледышку. - Но вообще мне все это очень не нравиться, - нахмурилась я, наблюдая за резвящимся Севером.

- Мне тоже, - так же хмуро ответил Игорь.

- В убийствах точно не было никаких хронологических последовательностей?

- Точно, но я проверю еще раз.

- Проверь, а я поговорю с братом. Может, его рассказ станет недостающим звеном.

- Все еще думаешь, что мы что-то упустили?

- Упустили, недоглядели или просто отупели, но чего-то во всем этом не хватает.

- Нина, только, пожалуйста, будь осторожна. - Игорь взял меня за руку и волнительно заглянул в глаза.

Вдумываться, что скрывалось за его волнением - недоверие к Славе или просто тревога, я не стала. Ответ был и так очевиден: недоверие к Славе.

Знаю, что Игорь после многочисленных ссор старался сдерживаться и, возможно, даже как-то проникнуться тем, что в моей жизни теперь был брат, но я все равно чувствовала его неприязнь, и мне почему-то начинало казаться, что дело было не только в том, что история Славы, как ему казалось, во многом имела пробелы.

Я этих пробелов особо не видела, но раз уж Игорь считал, что стена есть, то мне не оставалось ничего другого кроме, как пробить ее и подружить их.

До обеда я созвонилась со Славой, чтобы убедиться, что наша встреча все еще в силе и уточнить ее место.



Тамара Клекач

Отредактировано: 23.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться