Ведьма-двоедушница 3. Самозванец

Глава 13. Коллекционер.

От удара в глазах потемнело. Грудь взорвалась острой болью. Спина громко хрустнула.

- Нина, родная, ты меня слышишь?

Солнечный свет, вновь появившийся после разгона падальщиков, заслонил собой Игорь. Голос его был хриплым и очень испуганным. Выражение лица вообще было не описать словами.

Я слабо моргнула, не в состоянии пошевелиться.

- Она упала на мотоцикл, - откуда-то из-за спины прохрипел Марк.

- Я вижу, - рыкнул Игорь, как можно бережнее снимая с меня шлем. - Нина, ты слышишь меня?

Я попробовала пошевелиться, но тщетно. Голос тоже поддался мне не сразу.

- Мне... Я... Очень больно, - едва выдавила я под болезненное бульканье в груди. - Я... Не чувствую... Ног... Я...

Собственно, кроме жгучей боли в груди и вкуса крови, поднимавшейся по горлу, я не чувствовала ничего.

- Любимая, все будет хорошо. - Я кашлянула, и грудь взорвалась еще большей болью. Изо рта потекла кровь. - Смотри на меня, Нина. - Лицо Игоря потемнело. Черные с проседью волосы упали на покрывшийся испариной лоб.

Кровь першила горло. Я давилась ей, не в состоянии ни проглотить ее, ни откашлять. Дышать было тоже больно и почти невозможно. Что-то как будто давило на меня, душило. Веки становились тяжелее и тяжелее.

- Не закрывай глаза, родная. Только не закрывай глаза! - Голос Игоря совсем сорвался. - Марк! Марк!

Все звуки разом стихли. Точнее, стихли голоса Игоря и Марка. Вместо них мое сознание заполнил шум ветра и тихий шелест листвы. Где-то неподалеку журчал старый фонтан. Я открыла глаза и сразу же прикрыла их рукой. Солнце светило очень ярко, и его теплые лучи мягко падали мне на лицо.

Пахло яблоками. Одно из них упало рядом со мной, брызнув соком мне на одежду. Я подняла голову вверх, где среди усыпанных красными плодами веток, сидела птица. Это был сапсан,  и он был еще совсем маленький.

Рука коснулась моего плеча, и я вздрогнула.

- Тебе пора возвращаться, Нина, - ласково улыбаясь, сказал брат Иннокентий. - Твое время еще не настало.

По телу прошла волна. Яблоневый сад плавно исчез. В спальне успокоительно цокали антикварные часы, подаренные Игорю покойной бабушкой. Его рука была прохладной, но крепко держала мою.

Я попробовала пошевелиться, и у меня получилось. Слабо, но получилось. Постель зашуршала, и я открыла глаза. Игорь, оставив кресло, сел рядом. Он был бледнее обычного, со следами вселенской усталости на лице. Мне даже показалось, что у него прибавилось седины.

- Привет, - едва слышно сказала я. Во рту все еще чувствовался привкус крови.

- Привет, - ответил он, погладив меня по волосам, все еще остававшимися зелеными после "Облика". Взгляд его засветился любовью и облегчением. - Ты вернулась ко мне.

- Я всегда буду к тебе возвращаться, - слабо улыбнулась я, крепче сжимая его руку. Пристанище мне не приснилось. Я действительно там была. В этот раз я была как никогда близка к смерти. Очень близка. - Слава? - В разноцветных глазах Игоря промелькнула тень.

- Потрепанный, но живой.

- Прости меня, - прохрипела я, погладив свободной рукой Игоря по лицу. Мне вспомнились его слова перед моим уходом. Он чувствовал, что что-то случиться плохое. Любящее сердце всегда чувствует. А я вот ничего не почувствовала и ничего не предвидела.

- Ты не виновата ни в чем. - Игорь прижал мою руку к своей щеке и нежно поцеловал ее. - Но я мог не успеть, - с горечью добавил он. На лице его отразилась мука.

- А как ты вообще узнал?

- Аня. Она прибежала и, ничего толком не объяснив, сказала, что ты в опасности. Я... Мы не знали, где ты. Если бы не кольцо, я бы... - Голос его сорвался.

Я посмотрела на кольцо цвета морской волны в форме полумесяца на его левой руке - символ моей любви к нему, половины моей души, отданной ему, чтобы он жил. Эта половинка всегда стремилась обрести вторую.

- Я мог не успеть, - мучительно повторил он.

Сердце мое сжалось от боли, которую я вновь заставила его испытать. Я снова сделала это. Снова проявила высшую степень эгоизма в погоне не понятно за чем. Снова подвела его.

- Прости, - заплакала я. - Прости меня, пожалуйста.

- Я тебя так люблю, родная! - Игорь опустился, уткнувшись мне в шею. Я чувствовала, как бьется его сердце, как чувствуя то, что чувствовала я - мою любовь, мою верность, мою вину - оно замедлялось, успокаиваясь, ведь очередной кризис был позади.

Я была еще слаба, и Игорь помог мне помыться и переодеться. Есть мне не хотелось, но он смог уговорить меня на кофе с тостами.

Марк подпрыгнул со стула, когда мы вошли на кухню. Как и Игорь, он выглядел уставшим.

- Как ты? - Он обнял меня, выдохнув с облегчением.

- Нормально, - улыбнулась я, ободряюще похлопав его по спине.

Матвей приветственно положил мне руку на плечо, от чего я чуть не рухнула на пол.

- Сестрица, ты меня очень напугала.



Тамара Клекач

Отредактировано: 23.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться