Ведьма-двоедушница 3. Самозванец

Глава 19. Последний раунд.

Волосы Игоря были растрепаны. Лицо его было бледным и полыхало смертоносной яростью. По бокам от него с рычанием крались огромный черный волк со светящимися красными глазами и не менее огромная черная пантера со светящимися желтовато-зелеными глазами и серой падпаленой на груди.

Заметив кровь у меня на шее и наливающиеся синяки на лице, Игорь передернулся, и темный ореол силы охватил его и без того темную фигуру.

- Игорюша, - шутливо бросил самозванец, повернувшись к нему. - Как мы рады, что ты пришел, - он окинул оценивающим взглядом Марка и Матвея, - да еще и не один. Мы, кстати, как раз о тебе говорили. Да, сестрица?

- В таком случае, - сквозь зубы выговорил Игорь, выпуская огненные плети, - разговор окончен. - Марк с Матвеем одновременно зарычали в знак согласия.

- А я знаю твой маленький, грязненький секрет, - все так же шутливо произнес самозванец. - Силенок у тебя мало, а времени еще меньше. - Словно в подтверждение его слов костер вспыхнул еще сильнее.

- А нам много и не надо, - ответила я, разрывая цепи. Ах, как же долго я ждала этого момента!

Лицо самозванца сбросило шутливое выражение. Да, детка, да!

- Тебе следовало поучиться у отца, - сказала я, потирая запястья. - В связывании он знал толк, да и "олд скул", знаешь ли, реально круче. И, кстати, ты был прав, - добавила я, чувствуя, как вдоль позвоночника пробегает приятная дрожь, - я стала сильнее.

Едва коснувшись когтистыми лапами холодного камня, я с силой оттолкнулась и прыгнула. Черное крыло, размером с самолетное, отбросило меня к стене пещеры. Одновременно с огненными плетями Игоря метнулись и Марк с Матвеем. Последнего постигла та же участь, что и меня, но Марк, удачно воспользовавшись тем, что плети Игоря хорошо подцепили летучую мышь за лапу, вцепился зубами в одно из крыльев.

Самозванец взревел от боли, яростно размахивая крылом в попытке сбросить Марка. Поднявшись на лапы, мы с Матвеем снова атаковали. Мы рвали его в разные стороны, и кровь фонтаном брызгала по стенам. Оглушительно крича, самозванец тщетно пытался освободиться, но пещера была слишком мала для его размеров, не позволяя сделать ни один  маневр.

От взмахов его гигантских крыльев стены пещеры покрылись трещинами и начали обсыпаться. Уж не знаю, на какой глубине она находилась, и находилась ли вообще, но при таких разрушениях она угрожала похоронить всех нас заживо. Причем, в самое ближайшее время.

- Бросайте его, - с трудом перекрикивая шум, сказал Игорь, стоявший ближе всего к тому месту, через которое он вошел. - Надо уходить!

Выбора не было. Как бы мне не хотелось прикончить самозванца, я расжала челюсти. Так же поступили и Марк с Матвеем. И, как раз, вовремя. С потолка пещеры упал огромный кусок, едва не зацепив их.

- Уходим, уходим, - подгонял Игорь, стоявший уже в расщелине. - Скорей!

На выходе из пещеры, я обернулась, но за каменными глыбами, падавшими отовсюду, самозванца видно не было.

- Нина, скорей!

В последний момент я успела выпрыгнуть, и на том месте, где находилась пещера - колыбель двоедушников, не осталось ничего, кроме груды камней, покрывающиеся снегом мятежной северной вьюги.

Марк с Матвеем, грязные и измотанные, присели на камни. Игорь накинул мне на плечи свое пальто и заглянул в глаза. Взгляд его был полон боли и вины.

- Мне так жаль, Нина... - тяжело произнес он. - Я так виноват... Я даже не подумал, что такое может быть. - Я растеряно посмотрела на него.

Игорь потянулся к карману пальто и вытащил из него сверток, внутри которого лежали засушенные травы.

- Анис и тимьян вложеные в подушку ограждают от снов и кошмаров, - объяснил он, - но если к ним добавить амброзию, то смесь приобретает другое назначение.

- Лишает снов и приводит к мигреням, - догадалась я, растирая между пальцев сушенную смесь, так просто и точно травившую меня в течение долгого времени.

- Федя нашел его у нас под кроватью, представляешь? - Игорь горько усмехнулся.

Среди рассыпи трав мои пальцы наткнулись на маленький камушек черного цвета, поверхность которого загадочно переливалась.

- Обсидиан, - хмуро произнесла я, покручивая камень в пальцах. Из него была сделана рукоять мизерикорда, излюбленного кинжала убийц и служителей ордена. В прошлой жизни с помощью такого же камня Витольд следил за ней.

- Он внушал тебе звать Костю, - мученически произнес Игорь. - Ты не по своей воле... Я не знал... Я даже не...

Выбросив камень и сверток с травами в снег, я кинулась ему на шею и прижалась так сильно, как будто хотела сростись с ним, стать частью его, быть физически одним целым.

- Родная... - зашептал он, обнимая меня.

Острая боль пронзила мои плечи, и я закричала. Меня с силой оторвало от Игоря и от земли.

- Второй раунд, сестрица, - раздалось у меня в голове.

- Я тебе не сестра, - перекрикивая шум ледяного ветра с остервенением трепавшего мои волосы и одежду, ответила я.

Его когти вошли в мою плоть буквально до костей. Сквозь боль и вьюгу я едва видела землю и вообще что-то кроме снега и взмахивающих по бокам от меня черных крыльев самозванца.



Тамара Клекач

Отредактировано: 23.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться