Ведьма и Оборотень. Противостояние

Мир людей, Международный аэропорт Ванкувера, кафе, восемь часов спустя

 

- Он здесь, - сказал Эйлам, глядя на своего брата, сидящего перед ним, поверх чашки с кофе, которую он поднес к губам.

Аннелик осторожно приподнялся со своего деревянного стула и наблюдал, как Керан идет к выходу из аэропорта. Вампир улыбнулся про себя, и это не ускользнуло от брата. - Ты прекрасно знаешь, что я готов на любые развлечения, но преследовать его…, не слишком ли рискованно? - спросил Эйлам, глядя на брата, вопросительно приподняв бровь.

Аннелик сложил ладони и оперся на них подбородком, прежде чем снова заговорил.

- Вовсе нет, я просто хочу своими глазами увидеть, как Ведьма получает именно то, что заслуживает, - презрительно усмехнулся, а ожидание шока на лице Тессы добавило ему несколько градусов хорошего настроения. Он ей покажет! пообещал он себе.

Никто, и тем более какая-то сопливая Ведьма, не может лгать ему. За ошибки и безрассудство придется слишком дорого заплатить. Ему не терпелось увидеть в ее глазах удивление пополам с шоком. Она ответит за попытку одурачить его! Черт возьми! И лучше не думать о том, что ему пришлось бы сделать с ней, если бы ее попытки убить Джорджиану увенчались успехом! Только от этого мысли красная пелена начинала подниматься перед глазами.

- Ты не думаешь, что было бы гораздо умнее начать искать твою Сирену? - продолжал нашептывать ему Эйлам. Аннелик небрежно провел рукой по волосам и в последний раз посмотрел на Ликая, исчезающего в дверях выхода.

- Сирена не сбежит от меня, и я еще не до конца продумал, как я накажу ее за дерзость. - Несмотря на то, что его слова прозвучали как-то небрежно и, возможно, даже спокойно, внутри него все буквально бурлило, лишь только он вспоминал тех скользких Троллей, с которыми боролся за свое выживание.

- Наказать, говоришь? Хм... звучит неплохо. Мне нравятся наказания, - извращенно пробормотал Эйлам, бросая на Аннелика такой взгляд, от которого кидало в дрожь любого, кто удостаивался мести Эйлама.

Аннелику не требовалось особой фантазии, чтобы вспомнить, как будет выглядеть такое наказание в руках его брата. Боль, сильная боль, а иногда и смерть, если Эйламу это нужно. Но для Аннелика такие отношения были табу, он не мог причинить Джорджиане вреда, хотя сначала он очень этого хотел, но через некоторое время, уже остыв, передумал. Предназначенная жена, пара. Совершить какое-либо насилие над ней было выше его сил. Он скорее отгрызет себе руку, чем ударит ее.

- Я могу дать тебе пару советов, - лукаво усмехнулся Эйлам, ставя на стол пустую кофейную чашку.

- Думаю, что я как-то смогу обойтись без твоих советов, - предложения не вызывали никакого интереса, чтобы над ними задумываться. Эйлам прищурил глаза и невинно поднял брови.

- Что такое, не говори мне, что тебе не нравятся мои эксперименты?- спросил он, казалось, ошеломленный. Аннелик скрестил руки на груди.

- Я не понимаю смысла твоего вопроса. Ты прекрасно знаешь, что не нравятся, - Эйлам на мгновение перевел на него взгляд, прежде чем его губы расплылись в лучезарной улыбке.

- В таком случае, я не понимаю, почему ты связался со мной, - Вампир пытался зацепить брата.

- Не делай вид, что будто ты забыл…, ты сам, да и другие Бессмертные, которые уже имели честь сталкиваться с тобой, очень хорошо знают и считают тебя одним из лучших следопытов в королевстве. Твоя непредсказуемость и спонтанность. «Одинокий волк», - произнес он с такой уверенностью, что это убедило и самого Эйлама. Однако состояние задумчивости продлилось недолго.

- Итак, если я, как ты говоришь, такой непредсказуемый и опасный, почему ты бросился ко мне? - уж очень ему хотелось услышать ответ.

- Потому что, каким бы опасным и коварным ты не был, ты мой единственный брат, на которого я всегда могу полностью положиться. - После его слов на мгновение воцарилась тишина, которую прервал громкий смех Эйлама.

- Это хорошо, теперь ты действительно меня убедил. - Он продолжал смеяться, привлекая к ним все внимание в кафе. - Скажи мне, как давно ты заделался оратором? - он обмахивал свое все еще покрасневшее лицо каким-то рекламным листом.

- Не слишком давно, не забывай, что я всегда был дипломатом, который знает, как выразить это словами, - уголок его рта приподнялся в кривой улыбке. - Но это сейчас второстепенно, я думаю, мы уже должны идти, чтобы не пропустить прекрасную постановку, а-ля поимка одной дерзкой Ведьмы. - Аннелик начал медленно подниматься из-за стола.

- Ты прав, - брат задумчиво потер подбородок.

- Конечно, тебе это понравится, не каждый день получаешь подобное чувство удовлетворения, - согласился Аннелик, вынимая из кармана десять долларов и оставляя их на столе.

- Правда, правда, знаешь... Мне просто интересно, получишь ли ты такое же чувство «удовлетворения» от своей Сирены. - Аннелик посмотрел в озорно сверкающие глаза Эйлама.

- Но ты же знаешь… - заверил он его.

- Знаешь, я слышал о ней, что она не из тех бедняжек, которые настолько слабы, что нанимают кого-то другого, чтобы выпутаться из сложных ситуаций, как это делают другие. Она известна своей ловкостью и умением справляться с самыми непростыми обстоятельствами. С ней тебе будет не так легко, как с той Ведьмой, надеюсь, ты это понимаешь.

- Посмотрим. - Аннелик должен был признать, что у его спутницы был тот еще характер, он восхищался ее умом, силой, и, прежде всего, ловкостью, благодаря которой она уже несколько раз выходила из больших неприятностей.



Olga Golovchenko

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться