Ведьма и Оборотень. Противостояние

Глава 9. Мир людей, Пенсильвания, Подземная база

 

 

- Что? Ты серьезно? Когда? - спросила Джорджиана изумленно, приподняв бровь, нервно расхаживая по ИТ-отделу.

- Что происходит? - удивленно спросил хмурый Аарон, спускаясь по ступенькам в комнату.

Джорджиана, непрерывно прижимая телефон к уху, увидела злой взгляд Аарона и ответила:

- Я разговариваю с Ади, и знаешь что? - кивнула она ему. Аарон сел в офисное кресло к компьютеру, закинул ногу на ногу, и в глубокой задумчивости продолжил на нее смотреть.

- Думаю, что меня сейчас просветят, - заметил он совершенно серьезно. Как бы он ни старался, но не мог понять, что напугало Джорджи до такой степени, что она решила обсудить это с ним. Должно быть что-то серьезное, черт возьми, чтобы заставить ее нервничать, эту свою слабость Джорджиана никогда никому не показывала. Если только не…

- Тот Вампир уже выбрался, - сказала она с беспокойством в голосе.

... что это как-то связано с ее "избранником", домыслил он сам свое предположение, которое тут же подтвердилось словами Джорджианы. - Я думаю, это не очень хорошая новость, но, с одной стороны, ты должна признать, что этого следовало ожидать, когда мы сбросили его в то ущелье, ты уже тогда знала, что он не останется там навсегда. Это был лишь вопрос времени, через сколько он выберется на поверхность, - закончил он свою речь и задумчиво потер лицо, в то время как Джорджиана тяжело опустилась в кресло.

- И ты не знаешь, упоминал ли он меня как-то? - девушка осторожно спросила Адамарис, которая позвонила ей сразу же с этой определенно неприятной новостью, чтобы предупредить о Вампире. - Нет? Что ж, хорошая новость, может быть, он забыл обо мне? - предположила она, её слова перекрыл хриплый смех Аарона, и из глаз потекли слезы. Джорджиана только судорожно сжала челюсти и с ненавистью посмотрела на него. - О, просто Аарон напрашивается на хорошую порку, - ответила она на смущенный вопрос Адамарис о том, что это был за шум. - Не волнуйся, и за тебя я тоже ему пришлю, - пообещала она слишком ласково, наблюдая за все еще веселящимся мужчиной.

- Ну, а теперь вернемся к Вампиру. Как ты думаешь, он осмелится прийти за мной? Я хочу сказать, что он знает, где находится наша штаб-квартира, после нашей последней встречи в человеческом мире. И, он, к сожалению, не так глуп… - она позволила своим самым глубоким страхам выползти и нервно прикусила нижнюю губу. - Похоже, сейчас мне надо скрыться, по крайней мере, до тех пор, пока его гнев немного не утихнет, - догадалась она, совершенно правильно воспринимая слова Адамарис. - Хорошо, хорошо, это можно сделать. В моей жизни было несколько неприятных ситуаций, и я справлялась с ними, поэтому, если я не хочу стать китайским болванчиком* одного высокомерного Вампира, придется это сделать. - Она попыталась вложить в свой голос как можно больше безразличия, но Адамарис на другом конце все поняла.

Когда она впервые услышала от Гера, что Вампир Аннелик сам пришел в замок Оборотней, она была несколько удивлена этим поступком. Как и Гер, когда он услышал об этом. А позже у него появилась возможность увидеть Вампира лично.

Несмотря на то, что Вампир с Ликаем не были в ссоре, все еще оставался вопрос, что один - Вампир, а другой - Ликай, совершенно разные виды, которые, что очень плохо, ведут постоянную борьбу между собой за власть и территорию в старом свете.

Так что, хотя ей это совершенно не понравилось, она не могла отказать ему в одном: у него хватило смелости прийти одному в противоборствующий лагерь. Это был признак мужества, и Адамарис опасалась, что Вампир предъявит свои права на Джо.

Джорджиана пыталась скрыть беспокойство и очень надеялась, что у Вампира не хватит смелости появиться в Пенсильвании, но, поскольку у Адамарис была возможность почувствовать отголоски его поступков у Оборотней, она не была так уверена в желаниях Джорджианы.

Она сама была свидетельницей того, как Вампир умел удивлять даже в самых непредсказуемых ситуациях. Это было основной причиной, по которой она ни секунды не колебалась и сразу же позвонила своей подруге.

Как и Аарон и Терриан, Джо, была одной из ее самых близких подруг, и, поэтому, ее долгом было связаться со своей подругой и сообщить ей обо всем этом.

- Ну, а теперь давайте перейдем немного к другой теме. Как насчет твоего Ликая? Он сильно взбесился, когда узнал, что ты была в человеческом мире, не сказав ему об этом? - поинтересовалась Джорджиана. Ее вопрос вызвал широкую улыбку на губах Адамарис.

- Ну... Скажем так, сначала он был не слишком рад этому, он даже набросился на меня, обвинив во лжи. Ты понимаешь это? Я никогда не лгу! – Недовольно проговорила она. В ту ночь, когда она вернулась в королевство Ликай и прокралась в их спальню через окно, чтобы слуги не увидели ее, Гер ожидал ее с пугающим спокойствием, сидя в украшенном золотом кресле.

Она так отчетливо помнила ту ночь. Она только-только перебросила ногу через подоконник, когда раздался тихий кашель. Адамарис замерла от напряжения, с ужасом глядя в карие глаза Гера, что было единственным признаком его бешенства.

- Я думал, что дверь предназначена для того, чтобы ею пользоваться, - раздался его жесткий голос, настолько непохожий на тот, которым он обычно разговаривал с ней. Все еще в шоке, Адамарис зацепилась за что-то и упала на колени, уставилась в темное пространство их спальни, где только маленькая лампа освещала лицо Гера. Что еще больше усилило напряженность. Она потерла ладони, поднялась и сделала два нерешительных шага к большой кровати, которая отделяла ее от кресла, в котором сидел Гер.



Olga Golovchenko

Отредактировано: 16.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться