Ведьма и охотник

Размер шрифта: - +

Ведьма и охотник

- Вот мой дар, госпожа снов. Открой мне свою мудрость и покажи дорогу к знанию, которое до сих пор скрыто от моих глаз. Клянусь, что не буду взывать к другим богам ни сегодня, ни завтра, ни в тот день, когда Великая Тьма и Великий Свет станут единым целым.

Яра оставляет свое подношение – большую деревянную плошку с ягодами – возле блюда с тушкой освежеванного кролика, поднимается на ноги, бросает последний взгляд на испещренную магическими знаками стену и, пятясь, выходит из маленькой темной комнаты. Много тысяч лет назад в ночь темной луны – последнюю ночь перед новолунием – жрецы богини Охотницы проводили этот ритуал, и сегодня ничего не изменилось. Только входили они не в маленькую комнату, а в храм, где всегда царил полумрак, а в воздухе витали ароматы масла для ламп, самых изысканных благовоний и крови. Оставляли подношения на алтаре и преклоняли колени перед статуей госпожи. Если верить легендам, Охотница была так красива, что любой, посмотревший ей в лицо, сходил с ума. Поэтому гости храма никогда не поднимали глаз и из уважения к божеству не поворачивались к статуе спиной.

Существует ли храм до сих пор? Афила говорит, что он не разрушен – и будет существовать вечно, как и власть госпожи над смертными и бессмертными. Иногда Яра думает, что неплохо было бы отправиться в дальнее путешествие и побывать там. Каково это – ступить на каменный пол, который помнит древние времена? Те времена, когда люди не умели передвигаться на двух ногах, когда Темный мир еще не существовал, когда по земле ходила Прародительница Лилит, давшая жизнь первому вампиру? Должно быть, все в тех стенах дышало магией. Самой древней и самой могущественной из существующих. Магией, которая дается не каждому – и за которую жрецам Охотницы приходится платить высокую цену. Некоторым кажется, что цена эта чрезмерно высока… но Яре не предоставляли выбора. Его за нее сделала мать в тот роковой день, когда пришла к Афиле и попросила колдунью о помощи. Госпожа снов с охотой помогает всем, но свою плату берет всегда.

Когда Яра выходит в главную комнату, Афила уже сидит за накрытым для завтрака столом и пьет горячий травяной отвар. За окном поздняя осень готовится смениться зимой, но в маленьком доме на окраине городка тепло. В очаге горит огонь, кошка спит на подоконнике, свернувшись клубком и спрятав мордочку. Скоро придут настоящие холода, думает Яра. И больше не погуляешь по улице в легких башмаках. Их придется сменить на кожаные сапожки на меху. К счастью, это сокровище у нее есть: Даэль собственноручно сшила их для сестры еще прошлой весной.

При мысли о сестре уголки губ Яры едва заметно опускаются, и Афила поднимает голову на ученицу.

- Что тебе снилось, дитя?

Неизменный вопрос. Она задает его каждое утро. До прихода в дом колдуньи Яра не запоминала сны, но особые травяные отвары и знания, которые передавала ей Афила, делали свое дело.

- Мне снились дурные сны, госпожа.

Яра садится напротив хозяйки дома, берет свою тарелку и тянется за похлебкой, но Афила бьет ее по руке.

- Сколько раз повторять, глупая девка? Дурных снов не бывает. Бывают сны, которых ты не понимаешь. Но Охотница посылает только те сны, которые ты можешь понять. А поэтому ты просто ленива и не хочешь думать.

Щеки Яры вспыхивают. Она ставит перед собой пустую тарелку.

- Что тебе снилось? – повторяет Афила.

- Смерть, госпожа.

Яра поднимает голову и видит легкую улыбку на губах колдуньи.

- Что же дурного в смерти, дитя?

- Она отбирает у нас тех, кого мы любим.

- Глупо привязываться к кому-то, особенно если ты намерен жить долго. Истинно свободен и силен только тот, кто ни к чему и ни к кому не привязан. Тот, у кого нечего отобрать. Если после смерти любимого человека горе завладевает тобой, значит, твой путь к постижению истинного могущества еще очень и очень долог.

- Как вы можете такое говорить, госпожа? – тихо возражает Яра. – Разве в целом мире нет ни одного существа, которое вы любите?

- Глупая девка, - повторяет Афила. Она отставляет свою тарелку и в изнеможении откидывается на спинку стула. – Иногда мне кажется, что ты ничего не поймешь. Ни этой весной, ни следующей весной. Никогда. Или, может, я ошиблась в тебе? Госпожа снов дала мне неправильный знак? Так она испытывает мою веру?

Глаза Яры наполняются слезами, подбородок предательски дрожит, но она сжимает кулаки и трясет головой.

- Если нельзя никого любить, то зачем же госпожа снов дала нам сердце?

- Она изначально создала нас несовершенными для того, чтобы мы трудились, избавляясь от недостатков. Чтобы мы преодолевали преграды и становились сильнее. Или ты думаешь, что жрецы богини Охотницы получают свой дар с рождения? Что они приходят в этот мир с печатью избранности? Они проходят инициацию…

- … но я уже прошла инициацию, госпожа.

Афила дергается, как от внезапной пощечины, и отводит глаза. Это звено выбивается из стройной логической цепочки, которую она выстраивает, говоря о лени ученицы.

- Инициация – это еще не все. Это начало долгого и трудного пути.

- Но это важное испытание, которому госпожа снов не подвергает первого встречного.



Анастасия Эльберг

Отредактировано: 25.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться