Ведьма и Ворона. Империя песка.

Размер шрифта: - +

Глава 2. Расправив крылья.

«Пытаясь запомнить слога в твоем имени,

Но умер и сразу забыл, извини меня…»

Знаки «Верь мне».

 

 

- Да ты совсем охренел, пенек старый?! – я возмущенно скрестила на груди руки, всем своим видом стараясь показать, насколько я недовольна приказом главы совета. Вот, от слова совсем… Для пущей убедительности, решила его еще и тупорогим урюком назвать, но, боюсь, не оценит красоты эпитета, зараза. Зря только воздух буду сотрясать. Надеюсь, хватит и старого пенька, чтобы дошло.

- Обычно, когда я отдаю приказ, мне отвечают «так точно», - Танах удивленно вскинул брови. – Ну, или «будет исполнено»… Как-то я не понял…

Я страдальчески вздохнула. Видимо, придется еще какое-то время дискутировать на тему нашего задания с этими стареющими маразматиками, неизвестно как дожившими в стенах форта Ветров до этого момента.

Глава совета, Танах из рода Роннэ, к слову, не нравился мне абсолютно. Не скажу, что я так прекрасно разбираюсь в людях и могу с одного взгляда определить кто хороший, а кого бы прибить по тихой грусти, но конкретно этот старикан меня бесил. Вот смотрю я на его идеально уложенные в какую-то замысловатую прическу седые пряди и хочется их ему выдрать. Ну, возможно, это банальная зависть… Сама-то я щеголяю с самой модной в гарнизоне прической: половина головы почти под ноль бритая, вторая – немытые уже неделю патлы. Спасибо Хеду. Он для меня теперь парикмахер номер один! Дайте боги ему здоровьечка побольше, жену красивую… Может, от меня, наконец, отвяжется. Ну, или, на худой конец, славной и мучительной смерти где-нибудь в топях… Но я отвлеклась. Так вот. Глава совета бесил меня так сильно, что дикое желание прикопать его у стены форта становилось практически непреодолимым. Было в нем что-то… Ну, не знаю. Протухшее, что ли? Будто не дорогими маслами от него пахло, а гнилью и падалью несло за километр.

- Ты серьезно хочешь, что бы мой отряд, напомню, что нас всего-то пять человек и набожная дотошливая заноза в заднице, - это я о Лоурэнсе, - пробрались практически в самый центр Пустыни. И, если повезет выжить, закопались в какие-то древние руины?

- Именно так, - спокойно ответил глава совета.

- О, ну это замечательно, что я ничего не упустила, - издевательски хмыкаю я, кривя губы. – Так мало того, нужно чтобы мы там окопались. Ты хочешь, чтобы мы раздобыли сведения о том, как уничтожить всех жрецов айранов одним махом? А тебя не смущает, что мертвецами они стали не по своей воле? И не думаю, что в руинах их городов сохранились об этом упоминания… Там, вроде эльфы постарались.

- Ты все прекрасно поняла, - добродушно рассмеялся этот старикан.

Мысленно я уже рассовала его бренные останки по большим черным мусорным пакетам. Интересно, если я его прямо сейчас зарублю, остальные члены совета расстроятся?

- Не думаю, - отозвался в моей голове Пятый. – Тебе скажут большое спасибо, я уверен. Правда, потом все равно повесят. Как героического предателя.

Помирать пока не хотелось. Но и идти в Пустыню в шестерном – верная смерть. И, скорее всего, смерть жуткая…

К слову, к голосу Пятого, вечно роющегося в моих мыслях я уже привыкла. Он стал чем-то вроде материальной вечно ворчащей совести, ни на минуту не дающей мне спокойно творить глупости. Правда, он часто давал мудрые советы, тренировал обращаться с ним, как полагается воину древнего Ашхабада, да и вообще помогал. Менее вредным засранцем меч от этого я не считала, периодически вступая с ним в перепалки. Народ на меня смотрел, как на дуру. Так как разговаривать с мечом, наверное, немного странно выглядит, если смотреть со стороны.

- И за что же совет нас так не любит? – ворчливо осведомилась я.

Знаю, давить им на жалость и, уж тем более, на совесть смысла нет. Так как таких качеств в этих стариках не осталось. Но ведь никто не запрещает мне повредничать, да?

- Наоборот, - Радмира слегка улыбнулась, склоняясь чуть вперед. – Совету очень интересен твой отряд и его потенциал. Как и ты сама, капитан Фран. Мы возлагаем на вас большие надежды.

Я угрюмо уставилась на нее. Вот уж кто-кто, а Радмира по прозвищу Медведица, внушала мне дикое уважение. Да и не мне одной. Воины из Играющих с ветром слагали о ней легенды и песни. Говорят, что она была дочерью раба, выросла в неволе и должна была попасть в гарем к знатному вельможе. Но девушка себе такой участи не желала. Она сознательно обезобразила свое лицо, оставив на левой стороне два шрама. А потом вступила в ряды Играющих с ветром. И молодая тогда еще девчонка не пожелала стать прачкой или поваром. Она взяла в руки тяжелый арбалет… Мне кажется, что Радмира одна из тех немногих людей в совете, кто достоин находиться там по праву. Она выдержала столько боев, похоронила столько товарищей и умудрилась выжить, не смотря ни на что.

- Не уверена я, что мы вернемся из этого похода, - я склонила голову, признавая свое поражение. Да и выбора, собственно, у меня нет. Если пойти против приказа совета – нас все равно убьют. А так хоть побрыкаемся малость. А там, чем черт не шутит, может, выживем…



Ангелина Лагутина

Отредактировано: 20.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться