Ведьма и Ворона. Рождение иной.

Размер шрифта: - +

Глава 9. Наваждение инквизитора.

        «С тобой я обречен. Мечтаешь о любви,

А я-то тут причем?»

Король и Шут «Тяни».
 

 

Алеся
 

Мне кажется, что все это дурной сон. Один длинный жуткий сюрреалистичный кошмар, от которого я не могу очнуться, как бы не старалась. Да потому что не может все быть так хреново! Или, наоборот, как раз может… Пожалуй, это вполне в духе Судьбы или Злого рока. Уж не знаю, кого именно благодарить за такую насыщенную всякой жутью жизнь!

Я с ужасом вижу, как какой-то бритый бугай, подошедший к Наташке сзади, закрывает ей рот какой-то тряпкой. А Савельева, чуть закатив глаза, начинает оседать. Чем-то смахивает на действие хлороформа. Да какого, мать вашу, хрена?!

Бугай закидывает ее к себе на плечо, намереваясь унести. Вот так просто, мать вашу! Подошел, взял, унес! Какого черта?! Мы только вчера встретились! Это даже не смешно ни разу, честно… Я просто не понимаю, как может такой хороший день в одночасье превратиться в ночной кошмар!

Я не вижу, что делают наши спутники, да мне откровенно плевать. Пусть там хоть ламбаду танцуют на углях! Почему они ее одну оставили?! Народу на площади, будто селедок в бочке, не протолкнуться… Какой-то мужик, сунувшийся мне наперерез, с громким криком отлетает в сторону. Кажется, я вписала его в ближайший прилавок. Кажется, он меня проклинает. Витиевато так, с выдумкой… Ох, мужик, знал бы ты, как я живу последнюю неделю! Что мне твои проклятья, честное слово. Плевать! Двигаюсь, будто буксир, сметая на своем пути всех, кто попадается. А взгляд прикован к мутным Наташкиным глазам.

Подруга пытается что-то крикнуть, но тут же закрывает рот, повиснув на плече похитителя безвольной куклой. Чем же они еще накачали, твари?!

Я стараюсь не потерять из виду амбала, следующего за полным темнокожим мужчиной в богатой одежде. Ничего, твари, я до вас доберусь! Слабо представляю, что буду делать, когда догоню их, но почему-то уверена, что мало не покажется никому. И если уж отбить у них Савельеву не получится, то я хотя бы просто отправлюсь с ней. Неважно куда, главное – не потерять ее опять.

Когда я вырвалась из толпы на узкую улочку, где народу было значительно меньше, то только и успела, что увидеть концы Наткиных темных волос, шлейфом потянувшиеся за ближайший угол. Скорость набирают, уроды!

Я тоже рванула, что было сил. Благо бегать в моем наряде вполне удобно, не считая текущего градом пота. Поворот, еще один. И еще. И все время я только и успеваю, что каким-то чудом заметить то руку подруги, то ее волосы, скрывающиеся за очередным поворотом. Чертов лабиринт, ей богу! Понастроят, блин! Не хватает только минотавра или другого чудовища, честное слово! А я ведь даже не Персей. Нитки волшебной не выдали, а красавицу Ариадну вообще сперли! О чем только думаю?

Дыхание резко выбивает из легких, когда я со всего размаху впечатываюсь в чью-то грудь, рванув за очередное здание. Поднимаю глаза, чтобы высказать все свое возмущение и отпихнуть мужчину, но застываю, словно кролик перед удавом. Грудь сжимает тисками.

Что я там говорила? Чудовища за поворотом мне не доставало? Бойтесь исполнения желаний!

На меня, победно улыбаясь, смотрят до боли знакомые стальные глаза. Хед. В голове разом помутилось. И я, чуть качнувшись, отшатнулась от инквизитора, упираясь спиной в стену знания.

- Вот и свиделись, жрица, - опять этот ничего не выражающий голос, от которого по телу будто табун мурашек, заставляющий сердце биться где-то в печенке.

- Да вы, сука, издеваетесь! - я вымученно отступаю, наблюдая, как похитившие Наташку мужчины заходят в ближайший дом.

Хед молчит, приближаясь. Страшный, как кондрашка, мать бы его! Я судорожно хватаю ртом воздух, намереваясь, во что бы то ни стало, догнать подругу. Дергаюсь, пытаясь проскользнуть мимо мужчины. Такой отчаянный рывок, что даже мне смешно, от того, как жалко это выглядит. Тут же оказываюсь в капкане стальных рук инквизитора, а ухо обдает горячим дыханием.

- Куда же ты, красавица?

- Что б ты сдох, - в сердцах бросаю я, еще пару раз дергаюсь, пытаясь вырваться и осознавая, что руки Хеда только сильнее сжимают мою талию, прижимая к сильному и горячему телу.

Затылок обдает резкой болью и сознание меня позорно покидает.
 

***
 

По-моему, просыпаться с больной головой непонятно где становится моей плохой привычкой. Кто-то страдает зависимостью от алкоголя, наркотиков, секса… Но только не я! Я страдаю зависимостью от смертельно опасных ситуаций. Я бы даже в русскую рулетку, не моргнув и глазом, сыграла сейчас. Серьезно. Лучше себе пулю в висок пустить, чем наблюдать, как надо мной склонилось это лицо со шрамом. Что ж я тебе сделала-то,  Единый?!

Хед, сверкая своими невозможными глазами, склонился еще ниже, внимательно всматриваясь в мое лицо.

- Очнулась? – спросил он.

- Нет, - скривилась я. – Тебе все кажется.

Инквизитор ухмыльнулся, проведя по моей щеке тыльной стороной ладони. Меня передернуло. Хотелось огреть его по культяпке, чтобы не лез, куда не просят, но я тут же осознала, насколько сильно попала. Я лежала на деревянном столе, прикованная к нему по рукам и ногам. Что-то мне это напоминает…



Ангелина Лагутина

Отредактировано: 05.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться