Ведьма или ангел

Размер шрифта: - +

III

Внутри нас встретил средневековый антураж. Мы оказались в глухом предбаннике заставленном деревянными бочками и глиняными кувшинами. На стене в кованом обрамлении мерцала свеча. С таким раскладом может тут и аптечки не найдется. Я уже откровенно жалела, что притащилась сюда.

- Интересно потянет ли проникновение в этот музей на кражу со взломом? - меня одолел пессимизм. Я попыталась открыть дверь, чтобы осветить помещение светом из улицы. Но фиг вам. Дверь заклинило. Вообще чудесно. Я начала со всей силы дергать за ручку.

- Мила, не дури! - Даша остановила меня. - Идем разыщем кого-нибудь. Скажем, что заблудились. Что толку на дверь срываться?

- Девочки... - Соня шепотом позвала нас у казав на другую дверь в темной нише.

Найденная дверь, поддалась без лишних усилий и открыла извивающийся коридор. Мы двинулись куда-то вверх в полутьме. Через десять метров мы увидели проход в хорошо освещенное помещение, которое оказалось кухней. Пожилая дородная женщина ковыляла по кухне и причитала вслух. Ее одежда была очень похожа на одежду паломниц возле входа, только на груди висел металлический кулон в виде перевернутого треугольника.

- Эй, сестра Лукреция, поди сюда! А потом, поди туда! Элементарной проблемы решить не может, а сестра Лукреция виновата. Тьфу ты, самозванка проклятая! - женщина злобно плюнула на каменный пол.

- Кхе-кхе! - Даша нарочито громко прочистила горло.

- Ой! - женщина взвизгнула и испугано прижалась к столу. - Вы кто?!

- Добрый день! Извините, что без стука. Мы заблудились и нам нужна помощь, - Дашка стала милой-милой. Прям пушистый котеночек.

- Как вы сюда попали?

- Дверь оказалась открытой, - встряла я. Женщина внимательно посмотрела на меня, потом на мою руку, а потом понимающе закивала головой.

- Ах да. Меня зовут сестра Лукреция. Сейчас, порошу послушницу позвать мать настоятельницу. А вы пока ждите здесь.

Мы представились в ответ и сестра Лукреция скрылась в коридоре. Даша тут же достала из сумки фотоаппарат и начала щелкать.  Когда в коридоре послышался шорох фотоаппарат был быстренько спрятан.

- Идемте! - сестра махнула на рукой приглашая идти следом.

Мы двигались по извилистым коридорам то вверх, то вниз. У нашего пути не было никакой логики. Спустя десять минут  лестница вывела нас в просторную галерею с каменными колоннами. Помещение освещал свет из боковых окон, а в конце галереи, по центру, красовалось огромное окно-витраж. Под окном мне удалось разглядеть что-то вроде колодца.

Мы остановились и скоро на встречу к нам вышли две женщины: одна уже в знакомом черном наряде, а вторая была одета в белоснежное платье с длинными рукавами. Женщина в белом не носила косынки и я могла видеть ее распущенные светлые волосы. Такой контраст с остальными обитательницами этого места. Что у них общего? Разве что кулон. Она выплыла из-за колон как призрак. Сестра Лукреция поклонилась и представила нас. Мать-настоятельница монастыря Доброчестивых Дев - Адели Ландон Делафонтейн. Можно просто матушка Адели.

Что там имя, что фамилия, мне было вообще не понять. Настоятельница улыбнулась нам невозмутимой улыбкой, как будто, мы радушные гости, а совсем не наглые проныры. Но от ее взгляда у меня мороз по спине бежал. Как будто на меня уставилась кобра. Пусть даже вежливая и в белом платье. Нас пригласили остаться немного отдохнуть после дороги. С единственным условием - не фотографировать.

К моему большому счастью, настоятельница отправилась куда-то по делам и мы остались на попечении сестры Лукреции. На уже знакомой кухне, мне промыли рану и перевязали ладонь чистой тряпкой. Но та быстро пропиталась кровью. Ничего себе, о забор поцарапалась!

Сестра Лукреция вызвалась провести нам небольшую экскурсию. Мы бродили по монастырю и слушали рассказы о его устройстве, которые оказались запутаннее здешних коридоров. Через сто одинаковых поворотов, мы остановились в очередной комнате, где сестра начала рассказывать нам что-то про прачечную. Пока подруги силились изобразить интерес, я косилась в окно. Там открывался вид на центральные ворота с толпой ожидающих женщин. К ним вышла матушка Адели в сопровождении нескольких обитательниц монастыря. В руках у нее было ведро с черпаком. Она отдельно общалась с каждой из паломниц,  а те по очереди умывались в ведре. Настоятельница обильно поливала их лица из черпака, стараясь чтобы вода попала обратно в ведро и ни капли не пролилось на землю. Традиции... я понимаю. Но как-то это не гигиенично все-таки.

Одна из женщин умылась несколько раз. Даже издали я видела, как сильно после обряда постарело ее лицо. Она упала на снег и паломницы оттащили ее в сторону, накрыв с головой покрывалом. Водные процедуры продолжились, несмотря на то что рядом лежал свежий труп. Никто не причитал, не плакал. Все произошло очень буднично. Хотя я была абсолютно уверена, что та женщина мертва. Почему никто даже не попытался ей помочь? Что тут вообще происходит?

В горле пересохло. Я хотела позвать подруг. Или попросить сестру Лукрецию вызвать врача. Все что угодно, лишь бы не быть просто молчаливым свидетелем чьей-то смерти.

- Мила ты идешь? - Даша выглядывала из очередного коридора. Я попыталась прохрипеть что-то про окно, но подруга уже развернулась и скрылась в полумраке. Мне очень не хотелось заблудиться здесь, поэтому я побежала следом.

Мы шли и шли, не останавливаясь.

- Подождите...

Мой шепот никто не услышал. Приходилось непрерывно бежать следом за подругами, но я все равно не могла их догнать. Я задыхалась. Здесь так душно! Подождите... Как тут можно не заблудиться без компаса или на крайний случай клубка ниток? Бесконечный зловещий лабиринт. И мы опять вышли в зал, где-то под землей.

Помещение оказалось тускло освещенной столовой. По центру стоял длинный деревянный стол, заставленный приборами. За столом уже расселись девушки в черном, шумно переговариваясь Нас пригласили поужинать.



Сандра Радич

Отредактировано: 09.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться