Ведьма из Уолл-Стрит.

Размер шрифта: - +

2.

         Элизабет ненавидела алкоголь. Именно алкоголь делал из ее мужа настоящего зверя. Он напился, проиграл в карты. Теперь дома, он орет на нее, обвиняя во всем, что случилось. Лиззи привыкла. Она радовалась лишь тому, что завтра Доран уедет, и она побудет одна. Сейчас она воспринимала это в другом русле. Это все очень даже не плохо. Когда Лиз сидела на пассажирском сидении его машины, Доран спал сзади. Мартин водитель Уилла молча вел машину. Такое было каждый раз. Когда Дораны ездили на какой-нибудь прием. И если раньше Элизабет стеснялась этого, то сейчас этот обидный факт ее бесил.   

         Лиззи смотрела на дорогу. Путь домой занимал минут десять, иногда эти десять минут казались вечностью для миссис Доран. Она никогда не считала себя глупой. Нет. Даже наоборот, Элизабет очень умная женщина. Красивая и умная. Она выдохнула. Потормошила Уилла за плечо с просьбой проснуться, но он лишь пробурчал что-то невнятное в ответ. Лиззи рыкнула.

- Доран! – Завопила она. – Вставай, пора домой!

         Уильям проснулся, оглянул жену пьяным взглядом и поднялся. В глазах блеснул явный огонек злости, Лиззи съежилась. Она понимала, что сейчас ее ждет полнейший крах. Представление одного актера-тирана. Уильям устраивал ей это каждый раз, когда напивался. Лиззи вышла вслед за ним с машины. Медленно она направилась в дом. Водитель уехал, они остались одни. Экономка Нора, скорее всего уже спит. Лиз тяжело вздохнула. Он определенно был жестоким человеком, и если бы не это соглашение Элизабет давно бы начала бракоразводный процесс.

         Уильям с дьявольской улыбкой открыл перед ней дверь, и как опытный швейцар пропустил ее внутрь, словно она была чертовой английской королевой. Элизабет прошла в просторную гостиную, скинула надоевшие бежевые туфли и бросила клатч на софу.

- Ты думаешь, что можешь вот так меня позорить перед моим водителем?

Он схватил ее за волосы сзади. Лиззи всхлипнула. Представление начинается.

- Но я…

- Нет! Элизабет, я не хочу слышать твои жалкие оправдания.

Он ударил ее по лицу. Лиззи ненавидела, когда мужчина бьет женщину. Это был показатель ничтожности самого мужчины. И когда Доран сделал это впервые, в глазах Лиззи он упал ниже самого черного и грязного плинтуса.

- Мне говорили, что такую, как ты нужно держать дома – с наручниками у батареи.

Лиззи смотрела на него ошарашенным взглядом.

- Какой же ты урод, Доран!

- Я урод? – Он засмеялся. – Скажи мне спасибо, что я дарю тебе платья и украшения, скажи спасибо, что я, такой урод, вывожу тебя в люди!

 Он кричал. Плевался, а Лиззи просто ждала окончания спектакля. Уильям Доран превосходный актер на людях, и муж-тиран дома. Лиззи смахнула слезу. Ничего, придет и ее время. Обязательно придет. Она старательно избегала его пьяного, она старалась не высовываться из темного угла дома, когда он приезжал пьяным.

За время своего брака с Дораном Лиззи перечитала целую тонну книг, разных жанров и тематик. Она знала, как строятся компании, она знала, как вершится жизнь «черной» бухгалтерии, которую ее муж любил до дрожи в коленках. Казалось, что Уилл буквально видит доллары в глазах, когда дело касается теневых финансовых операций.

Большой трехэтажный дом в стиле минимализма привлекал взгляды людей. Сама Лиз никогда не чувствовала себя здесь дома. Все было холодным, слишком светлым. Холодные тона в ее жизни – не прельщали радости. Ей казалось, что она не может точно совладать своим разумом нигде в этом доме, кроме как в библиотеке. Элизабет часто уходила из дома в одно из кафе в центре, брала кофе с молоком и всматривалась в страницы любимых книг. Ей было скучно. Единственная подруга – охотница за кошельками Эмма, проводила с ней считанные часы. Ей было не с кем просто погулять. Лиззи чувствовала себя откровенно несчастной.  

 

***

 

Элиас сплюнул на асфальт. Курил он не часто, но когда нервишки шалили, Эл всегда прикладывался к сигарете. Они выбрали день, время и маски. Два горе-преступника посмотрев все серии «C.I.S.A» думали, что защищены одними лишь масками и перчатками из латекса.

- Ты готов? – Спросил Джа. 

- Не совсем.

         Они сидели в черном фургоне с эмблемой курьерской доставки Нью-Йорка «Голден Флай» прямо в пятистах метрах от ворот дома Доранов. В руках у них были маски героя фильма «Крик». Эл достал водные пистолеты, которые внешне походили на настоящий огнестрел.

- Мы превращаемся в настоящих преступников, Эл.

         Элиас усмехнулся и надел маску. Сквозь толстый слой резины он сказал:

- Мы почти два Робина Гуда из двадцать первого века. Грабим богатых для бедных.

- Эл, Робин Гуд грабил не для себя, он отдавал деньги тем, кому они были нужнее. 

         Эл приподнял маску.

- Так я же сказал «почти».

         Джа понял, что его друг настроен особо серьезно, и прекрасно понимал, отступать уже слишком поздно. В своей жизни Джад действовал согласно принципу: «Если решил – действуй». Его кредо получило огромный резонанс, когда он решил учиться на финансиста, когда собрался работать в «Ванхорн инк.», даже когда сидел в тюрьме с жалким видом расхлебывая последствия своего принципа. Джад знал, что должен принимать правильные решения, но сейчас особо остро стоял вопрос денег и работы. После отсидки за финансовые махинации его никогда не возьмут на работу в большое предприятие, но он с легкой душой мог открыть что-то свое и по ночам молится, чтобы оно не прогорело.    



Rickson

Отредактировано: 04.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться