Ведьма по имени Ева

Размер шрифта: - +

Глава 2. РУКИ ВЕДЬМЫ

«Еще один действенный инструмент ведьмы – ее руки. В них – тайная сила ведьмы. Ее руки чуть длиннее, чем обычные. Пальцы тоньше, чем обычные. Ногти острее, чем обычные. Потому что колдовство – это тончайшая материя и здесь нужен тонкий инструмент. Чтобы рубить дерево топором, нужны ладони похожие на топор: большие, сильные, грубые. Руки ведьмы не рубят деревьев. Они изменяют человеческие судьбы: либо уничтожают жизнь, и она, как цветок, вянет, либо оживляют ее, и она, как бутон, распускается, превращаясь в нечто поистине прекрасное. Когда люди обращают внимание на руки ведьмы, они восхищаются их изяществом, утонченностью и красотой. Если бы они умели смотреть внимательно... Если бы они знали тайну этих рук, то в ужасе отворачивались бы, как от чего-то страшного и отвратительного... Но они не знают. К их счастью».

 

* * *

- Ты говорила, что не умеешь страдать. Значит, твое сердце – это дом за высоким забором. Неужели никто без твоего позволения не может войти в этот дом?

- Никто.

- А если это будет бродячее животное, которое ищет приют?

- Животное? Пожалуй, я могу оставить небольшую дыру в заборе.

- А если это будет ребенок?

- Ребенок?

Пауза.

- Ты откроешь ему дверь?

- Открою. Но только если он придет один. И еще... Ему придется остаться.

 

* * *

Мальчик играл с мячом. Это был детский резиновый мяч ярко-желтого цвета. Мальчик прыгал на одной ноге, подбрасывая мяч другой, согнутой в колене. Потом менял ноги. Когда ему это надоело, он бросил мяч на землю, несильно пнул его носком правой ноги и бросился догонять. Догнав, пнул опять и побежал следом. Покатав мяч в дриблинге по асфальту, он остановился и пару минут крутился с мячом на месте. Он пасовал мяч внутренним ребром левой ноги и в прыжке принимал пас правой. Потом легко отбрасывал его пяткой, и тут же, сделав рывок назад, вскакивал на мяч другой ногой. Обычно после этого он падал, поскольку задачка была для него явно не из легких. К тому же он проделывал все это немного неуклюже, как будто рисовался перед своим отцом, стоящим невдалеке.

Но как бы он ни пытался привлечь внимание отца, тот не проявлял к ребенку никакого интереса, занятый разговором по телефону. После падения мальчик вставал, улыбаясь при этом так, будто ему вовсе не больно, или, если и больно, то не настолько, чтобы обращать на это внимание.

В конце концов он остановился в десяти шагах от стены какого-то заброшенного здания, расписанной примитивными граффити и еще более примитивными надписями, вроде: «Здесь был конь педальный Митя». Не вдаваясь в смысл словосочетания «конь педальный», мальчик принялся бомбить мячом стену, как будто это были ворота на футбольном поле. После каждого удара он прыгал на месте и с ликованием кричал: «Го-о-ол!».

- Павлик! – вдруг окликнул его отец строгим голосом. – Хватит орать! Где твой мобильник?

Павлик быстро схватил мяч, который, отпрыгнув от стены и ударившись об землю, прискакал к нему прямо в руки. Мальчик обхватил мяч обеими руками, как будто боялся, что его отберут, и растерянно уставился на отца.

Подошедший отец наклонился и похлопал сына по карманам. Убедился, что они пусты. Потом выпрямился и огляделся вокруг, окинув взглядом все близстоящие скамейки, и наконец опустил хмурый взгляд на сына.

- Ты снова где попало бросаешь телефон и ты снова его потерял! Я отберу у тебя этот чертов мяч! Мне надоело покупать тебе новые мобильники. Дай мяч сюда, живо!

Павлик, насупившись, покачал головой и спрятал мяч за спину.

- Я что сказал?! Давай сюда эту дурацкую штуку! – чуть ли не рычал отец.

Павлик не послушался и сделал крохотный шажочек назад.

- Да что ж это такое! – Отец схватил сына за локоть, чтобы силой отобрать мяч, но Павлик выпустил мяч из рук, юрко высвободился из отцовских тисков, потом с силой пнул мяч ногой и во всю прыть помчался следом за ним.

- Павел!!! – грозно крикнул ему вслед отец.

Но Павлик его не слушал. Он бежал за мячом и уже почти догнал его, когда мяч вдруг ударился о ноги какой-то женщины. Она быстро наклонилась и подобрала его. Павлик в нерешительности остановился, подняв на нее глаза.

- Твой? – спросила женщина.

Павлик кивнул, хмуро скосив глаза на свой мяч – ему не нравилось, что она взяла его в руки.

Но женщина вдруг улыбнулась и отдала мяч Павлику. Он жадно схватил его, пока она не передумала.

- А ты молодец, – сказала женщина. – Сильно бьешь и быстро бегаешь.

Павлик внимательно посмотрел в лицо женщины. Он смотрел так несколько секунд, пока не решил, что она ему нравится. Ему понравились ее слова.

Подошел отец Павлика.

- Здравствуйте, Антон, – сказала женщина.

- Здравствуйте, Ева, – Антон заулыбался, немного неуклюже и смущенно. Но болотные глаза окинули Еву с головы до ног без всякого смущения: цепким, искушенным взглядом.

- Я прошу прощения за своего сына, – сказал он, изобразив на лице деланно виноватую улыбку.

- Глупости, – невинно округлив глаза, ответила Ева. – Он просто играл с мячом. Все дети играют. Вы разве не любили бегать с мячом?

Антон нахмурился и рассеянно качнул головой, как будто не верил, что его спрашивают о таких глупостях.

- С мячом? – В его лице появилось что-то снисходительно-надменное, почти неуловимое, возможно, нечто в мелькнувшей на мгновение усмешке.

Он хотел что-то сказать, но в этот момент зазвучала мелодия его мобильного.

- Одну секунду, – бросил он и поднес к уху трубку. – Да?

Какое-то время он просто слушал, изредка поглядывая на Еву. Потом часто закивал и наконец произнес:

- Да, да. Я понял. Сейчас буду.



Екатерина Слави

Отредактировано: 13.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться