Ведьма по соседству

Размер шрифта: - +

4. Что ты натворил?

- Ну и что мне делать? – спросил Дерек в пустоту, когда на третий день Помадка доела пачку корма и ему пришлось отправиться в магазин за новой.

На обратном пути он снова безуспешно попытался достучаться до Анни, а когда вернулся домой, к разочарованию обнаружил Помадку на том же самом месте, где и оставил – на кровати. Она могла воспользоваться его отсутствием и снова провернуть фокус с исчезновением, раз уж открытая дверь перестала ее привлекать, но из упрямства или из каких других соображений продолжала делать вид, что ничего не понимает. Кажется, его всерьез решили проучить. И главное кто – комок шерсти и нахальная девица.

Как бы не так.

Дерек не привык сдаваться: не имел такой привычки, да и не хотел, но время шло, а за зеленой дверью по-прежнему оставалось тихо. Анни растворилась в недрах соседской квартиры так же внезапно, как и появилась однажды на ее пороге. Напрасно Дерек решил держать свою дверь приоткрытой – если на лестничной площадке и раздавались шаги, теперь они принадлежали кому угодно, но не симпатичной защитнице животных.

- У вас что-то случилось? – в очередной раз поинтересовалась благообразная старушка, которая жила этажом выше. – Вы выглядите потерянным.

Она ни с того ни с сего принялась игнорировать лифт и каждый раз, проходя мимо, неустанно справлялась у Дерека о его здоровье. Он буркнул что-то в ответ и закрыл дверь, пока она снова не попыталась всучить ему термос с супом. Что-то определенно творилось вокруг, если малознакомые люди вдруг стали проявлять к нему столько внимания и даже носить в своих сумках специально для него приготовленное угощение.

Порой Дереку казалось, что он на самую малость сошел с ума, и только все такие же раздражающие встречи с психологом позволяли ему держать себя в тонусе.

- Она все время ускользает, - рассказал он во время очередного сеанса, сам удивляясь своей откровенности. – Я поворачиваю за угол – а там никого нет, хотя я абсолютно уверен, что кошка свернула в эту сторону. Но вместо нее передо мной…

- Что?

- Пропасть, ничто, пустота. Это… так удручает…

- Хм.

- Хм – и все? Этому вас учили в университете? Я отчеты содержательнее пишу, даже когда у меня нет на них времени.

- Очень хорошо, Дерек, - то, что вам снова снятся сны. Но не кажется ли вам, что в вашей жизни слишком многое стало крутиться вокруг вашей кошки?..

Слишком многое? У Дерека было что сказать по этому поводу, чем он благополучно и поделился с Помадкой, которая не соизволила не только мяукнуть в ответ, но даже моргнуть. Она разлеглась на обеденном столе в позе сфинкса и только водила глазами за его беспокойно вышагивающей фигурой, будто он был мухой, которая никак не могла определиться, где присесть. Когда он, наконец, дозвонился до арендодателя и получил официальное подтверждение, что никто из квартиры напротив не съезжал, она только слегка дернула хвостом, соглашаясь, что дело приняло поистине необъяснимый оборот. Но Дерека это все равно не успокоило.

- Решено, - ткнул он Помадке прямо в нос, заставляя ее прищуриться. – Я взломаю эту хреновую дверь и вытащу твою подружку прямо за хвост, чем бы это мне ни грозило. Хватит играть со мной в прятки. Ясно?

Если Помадке и стало ясно, она предпочла сохранить это в тайне.

Анни ни разу за полторы недели не вышла из своей квартиры, это значило только одно – с ней что-то случилось и отнюдь не приступ мстительности. Эпилептический припадок, например. Она могла лежать, не имея сил подняться, и медленно умирать от обезвоживания. Помочь ей – его прямой гражданский долг, а расставить все точки над i – долг профессиональный, и хрен кто посмеет ему на это возразить.

Не желая становиться соучастницей, Помадка лениво прошествовала в ванную и заскреблась в лотке, а Дерек кинулся к кухонному шкафчику, где среди всякой всячины хранился набор отверток. Крестообразная подойдет как нельзя лучше: арендодатель не обрадовался бы, если бы ему пришлось менять дверь целиком. И Дерек как есть, босиком, с отверткой наперевес вышел в подъезд, почему-то чувствуя себя отнюдь не благородным спасателем.

Время близилось к полуночи, когда даже вездесущая любительница супа должна была уже сопеть в своей постели, но Дерек на всякий случай прислушался, не скрипнет в отдалении ли чья-нибудь дверь. Как и ожидалось, кроме его собственного учащенного дыхания, ничто больше не омрачало покой лестничной площадки. Он осторожно коснулся пальцами шершавой деревянной поверхности и прикинул фронт работ на тот случай, если все же навыки взлома ему откажут. Зеленая дверь не казалась слишком уж хлипкой, но высадить ее плечом раза со второго должно получиться – жаль без шума тогда не обойтись.

Но только Дерек коснулся замка отверткой, как за спиной, в недрах его собственной квартиры, раздался грохот, не предвещающий ничего хорошего. Он метнулся обратно, с порога определил, что источник шума в ванной, и уже через пару секунд, холодея от ужаса, поднял на руки дергающуюся в конвульсиях мокрую кошку. На полу уже растеклось как минимум полбутылки неизвестно с каких пор купленного отбеливателя…

Мало того, что эта бестия устроила погром, она еще и непременно решила травануться. Дерек выругался и бросился за телефоном, одновременно пытаясь удержать слабеющее с каждой судорогой кошачье тело, однако оно повисло безжизненной тряпкой еще до того, как на его звонок ответили.

- Я вас слушаю! Слушаю!..

Ответить Дерек не успел. Где-то на другом конце космических просторов вспыхнула сверхновая, свет от которой внезапно достиг его крошечной квартирки за считанные мгновения, побив все имеющиеся законы физики, а по пути захватил с собой Анни О'Дэй – взъерошенную, сонную и жутко обозленную.

- Что ты натворил?!! – накинулась она с порога, в два прыжка преодолев не только полкомнаты, но и полторы недели молчания. – Надоело мучить животное и решил прикончить? Что ты ей подлил? Что? Отвечай!

В трубке тоже продолжали говорить, и Дерек, не зная, что сказать, сбросил вызов.



Олеся Шацкая

Отредактировано: 30.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться