Ведьма по соседству

Размер шрифта: - +

6. Секрет.

- Ничего не понимаю, - растерянно сказал ветеринар. – Я хотел промыть ей желудок, но она внезапно очнулась, перевернула поднос с инструментами и забилась под шкаф. Вы можете  вытащить ее оттуда? У меня, как видите, не получилось…

В качестве доказательства он предъявил правую руку, на которой от запястья до локтя уже наливались кровью глубокие царапины.

На правах хозяина Дерек очнулся первым:

- Помадка! Кис-кис-кис! – присел он на корточки и протянул в указанном направлении ладонь. – Иди сюда, моя хорошая…

Гляди, гляди, Анни, твой урок усвоен на отлично. Кошки любят, когда с ними обращаются ласково: гладят вдоль по шерсти, запуская под кожей невидимый моторчик, чешут за ушком и смотрят в самую глубину поблескивающих зелеными искорками глаз. Главное – не отдергивать руку, даже если в нее играючи впиваются зубы.

Впервые с того самого дня, как Дерек принес Помадку домой из участка, она ответила ему шипением. Всегда флегматичная и безразличная, она оскалилась и, прижав уши, выгнула спину, как будто встретила давнего врага.

- А ну, быстро сюда, - рявкнула Анни. – Актриса чертова!

И на глазах Дерека свершилась очередная невероятная вещь: Помадка резко сникла и, принюхиваясь к полу, словно он хранил на себе запах какого-то лакомства, потихоньку выползла на свет и ткнулась носом в кроссовки Анни. Дерек готов был поклясться, что смотрела она виновато и даже смущенно, если бы не знал, что кошки просто не способны на проявление настолько человеческих эмоций.

Анни подхватил Помадку под мышку и, коротко поклонившись, отчеканила:

- Простите за беспокойство, доктор. Кажется, произошла какая-то ошибка.

- Давайте я все же проведу осмотр, - слабым голосом предложил он. – Чтобы исключить все варианты.

- Не стоит. С этой… кошкой все в полном порядке. Она просто перевернула бутылку с отбеливателем и вывозилась в нем. Все остальное – большая фантазия.

Анни зыркнула в сторону Дерека, будто последнее было сказано именно о нем, и у него от изумления отвисла челюсть.

- Ты считаешь, это справедливо? – спросил он, догнав ее уже у машины. – Обвинять во всем меня, когда виноват кое-кто совершенно другой.

Он не сказал «кошка», потому что сама мысль об этом показалась ему сумасшедшей, несмотря на то, что таких «сумасшедших» с момента их с Анни знакомства в его голове значительно прибавилось. Раньше его называли законченным трудоголиком, двинутым на работе мудаком или же просто бесчувственным чурбаном, и с этим он худо-бедно был согласен. Но считать его человеком, который потакает безумным прихотям шерстяного питомца – это слишком. Купить шоколад для кошки и поиграть с ней в отравление – не одно и то же!

- Объяснись, - потребовал он, положив руку на дверцу машины и таким образом заставив Анни повернуться. Она оказалась так близко, почти в его объятиях, что Дерек невольно поплыл, теряя ход рассуждений.

Если бы не повернувшаяся в унисон Помадка, которая тоже выжидающе на него уставилась. Плоскомордая и безразличная, как и обычно. Твою мать.

- Давай просто поедем домой, - Анни смягчилась. Она не сказала «пожалуйста», но сам тон окончательно лишил его охоты препираться.

- К тебе или ко мне? – Дерек не удержался хотя бы потому, что это оказался самый безобидный способ показать ей, что он чувствует. Подмять под себя тоненькое тельце было предпочтительнее, но в таком случае пришлось бы решать что-то с Помадкой. А ей вряд ли понравилось бы оказаться раздавленной.

- Придурок.

Всю обратную дорогу они провели в глубоком молчании. Дерек изредка отвлекался на то, чтобы проверить, не уснула ли Анни, но она крепко придерживала Помадку у груди и ни разу не дала слабины. Внутри нее железный стержень, что ли? Дерек бы не удивился – с такой девушкой это просто не имело смысла. Как и строить какие-то планы. Однако в одном он был уверен с присущей его профессии решительностью: больше он не позволит ей прятаться, даже если придется отобрать у нее ключи от квартиры.

Он уперся в дверной косяк плечом, и хотя это не препятствовало открытию двери, Анни все равно запнулась. Помадка уже ластилась где-то у их ног, словно выпрашивая свою порцию нежности, но Дерек собирался пустить все свои запасы только на строптивую любительницу динамить.

- Что? – округлила Анни глаза.

- У тебя моя куртка, - любезно сообщил Дерек. – Можешь оставить ее себе, если хочешь. Хотя я не против побыть на ее месте. Поменяемся?

- Вот еще, - она поскорее избавилась от нее, чем сильнее вызвала улыбку: Анни нервничала, да так сильно, что, освободив руки, не нашла, куда их деть и скрестила на груди, лишь подчеркивая замявшийся вырез. – Спасибо. А теперь не мог бы ты дать мне пройти?

- Какое у тебя зрение? Ты не надела очки, а даже не щуришься. Мне кажется, это тоже часть твоей легенды – девушка, которой необходимо возводить вокруг себя стены. Только зачем? У тебя красивые глаза…

- Думаешь, что-то понял обо мне, да? Сделал пару запросов, пораскинул мозгами на досуге, только ты не прав: я – больше, чем просто твои догадки, как и любой человек на этой планете. Нельзя сужать других до пары страниц в досье.

- Это моя работа – докапываться до правды, и должен сказать, я в этом очень хорош.

- Тогда вызови меня на допрос. Ах, да, у тебя же нет никаких оснований – я не сделала ничего противозаконного, чтобы меня в чем-то подозревать. Ты даже войти в мою квартиру не можешь без приглашения, а я тебя не приглашу, даже не надейся.

- Это несправедливо: ты же в мою как-то попадаешь. Открой свой секрет, я снова перестал спать, ломая над ним голову.

Принимая правила игры, Анни приподнялась на носочки, слегка коснулась щекой его щеки и шепнула чуть слышно, вызывая в ответ едва сдерживаемый ураган: 



Олеся Шацкая

Отредактировано: 30.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться