Ведьма. Право на ошибку

Размер шрифта: - +

Глава 24

Вздрогнув, я тем не менее выдержала злобный взгляд твари. На этот раз не пришлось даже сосредотачиваться, чтобы «включить» истинное зрение. Вызванное сильными эмоциями, интуитивно запускающими магию, оно сработало само.

Привычный небесно-голубой туман сущности Таи, свидетельствующий о ее особой связи с Воздухом, был пронизан пульсирующими черными нитями-венами. Они показывали, насколько глубоко укоренился в ней анхеот.

Демон полностью завладел сознанием и телом девушки, подавив ее волю за считанные мгновения. Брилл не была готова к такому, и сейчас я не видела даже слабых попыток сопротивления с ее стороны. С каждой секундой влияние и контроль анхеота распространялись все дальше и глубже, заражая скверной каждый уголок света, до которого тварь могла дотянуться.

В ответ на вопрос демона я холодно процедила:

— Теперь я вышвырну твою потустороннюю задницу из тела моего Ястреба. И тогда молись Миурхату, чтобы я всего лишь уничтожила тебя.

Жутко было видеть, как неестественно запрокидывается голова Таи. Жутко было слышать, как из ее рта вырывается лающий захлебывающийся дикий хохот, пробирающий до дрожи. И, наконец, жутко было осознавать бравурность собственных слов, не чувствуя в них правды. По крайней мере, пока.

Думай, Брендон, думай. Как изгнать демона, при этом не покалечив ведьму? Нужно время, мозги словно жиром заплыли. Чертово отсутствие практики.

— Ян, Марк, Беренгард, Хлоя, возведите вокруг Таи купол, — приказала я, отходя к веранде.

Дарин и Тара сидели возле так и не пришедшего в сознание Ловеля. С одного бока парня подпирала Эрелл, не сводящая с его лица волчьих глаз. Ее густой белый мех был перемазан в крови на загривке и груди, как и пасть, но ран я не заметила. Скорее всего, она уже залечилась, все-таки ей восемьдесят с хвостиком, а не двадцать.

Больше никого из Бриаров поблизости не обнаружилось. Быстро осмотрев весь двор, я не нашла ни намека на Драгона и уже всерьез заволновалась, пока сам он не вышел из дома в новой майке и джинсах, правда босиком. Бриар оказался рядом, обнял меня, и я просто уткнулась в него, глубоко дыша, стараясь справиться с накатывающими волнами паники.

— Эрелл не может перекинуться обратно, да? — зачем-то спросила я.

— Да, она еще молода для такого. Мы не ожидали, что она вообще сможет перекинуться сейчас, но… — Драг запнулся, гладя меня по спине. — Когда дело касается твоей половинки луны, все по-другому. Инстинкты всегда берут верх. Как ты?

— Ужасно, — выдавила я, еле шевеля губами. — Я… Мне жаль, что твоя семья втянута во все это, и, Святая Таврика, ты только посмотри, во что мы превратили ваш дом,  то есть двор... Софи столько работала над ним… И…

— Ш-ш-ш… — Драг потянул меня вниз, и мы сели на ступеньки крыльца. — Просто не бери это в голову, хорошо? С нами все в порядке, остальное поправимо. Дыши, кроха.

Я покорно вздохнула, закрывая шлюз начинающей просачиваться истерики до лучших времен. Драгон обнял меня за плечи, и я прижалась к его боку, находя в этом уют, покой и защиту.

— Что будешь делать? — тихо спросил Драг, смотря на Таю, как и все присутствующие. Кроме меня. Я гипнотизировала выжженную траву, усыпанную осколками бордюра одной из клумб.  Не зная, что ответить, промолчала,  сжав руку своего вертигра.

Демон взял Таю в заложники, при этом лишившись козыря с применением магии и способностью перемещаться. Тварь сама заточила себя в ловушку из плоти и крови Брилл, поэтому не было ничего сложного в том, чтобы максимально сократить ему пространство при помощи воздушных барьеров, образовавших купол. Судя по доносящемуся до меня гудению и вибрации, Ястребы постарались на славу, выполняя мое поручение.

Итак, чего боятся демоны? Ответ до смешного наивен и прост. Добра. Но добра мощного, ярчайшего, идущего изнутри. Того, которое дает цель и смысл, помогает каждый раз выпрямлять спину, невзирая на усталость и потери. Оно не белое и не пушистое, не пропитанное золотым солнечным светом и не укутано розовыми облаками. Нет, оно сурово, тернисто и окрашено лишь удовлетворением от собственных правильных решений. Всегда отказ от себя и готовность жертвовать.

Я знала историю Таи, историю далеко не обычную даже для нашего мира.  В отличие от нас всех, ведьм, впитавших магию с грудным молоком матери, Брилл была рождена в семье смертных. Ее отец погиб на войне, мать умерла при родах, и девочку вырастил дед, знахарь, уважаемый всей деревней, в которой росла Тая. 

В семнадцать у нее пробудился дар. Такой силы, что бабушка почувствовала его, находясь за Покровом, и пришла за ней. Это и не мудрено, ведь у признанной ведьмы – королевы особая связь со своим народом, помогающая ей лучше понимать своих людей.

Ба нашла Таю в лесу среди выкорчеванных с корнями деревьев, которые повалил призванный ею ураган. Такой мощный выброс магической силы произошел из-за  сильного чувства, испытываемого девушкой. Ее возлюбленный бросил ее ради другой, предварительно как следует навешав лапши на уши. Стандартная ситуация, не меняющаяся  веками.

Как бы то ни было, магию, если она пробудилась, пробкой не заткнуть и вспять не повернуть. Королева Ора Дорис пригласила Брилл в клан Темной Горы,  и та согласилась, вскоре полностью освоившись и пройдя обучение. Однако она поклялась больше никогда не влюбляться, чтобы вновь не испытывать той боли, что пробудила в ней ведьму.



Валерия Воронцова

Отредактировано: 15.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться