Ведьма в академии

Размер шрифта: - +

Глава 10. Хорошая ведьма – мёртвая ведьма

– Ну что, Марион? – зло усмехнулся ректор. – Не озвучите имя своего избранника?

Эйден тоже любопытно взглянул на моё вытянувшееся от удивления лицо, но ничего не сказал. Не знаю, чего ждала от него, но почему-то ощутила острый укол обиды.

– Посмотрите сами.

Я положила кристалл на красную подушку и скромно отошла в сторону. Люциус явно пророчил мне самую незавидную роль, и его резко изменившееся, побледневшее лицо не могло не обрадовать, хотя ситуация серьёзней не придумаешь. Если обычного простолюдина я ещё надеялась облапошить, то принца за нос точно не смогу водить. У него-то в услужении столько магов, что и подумать страшно!

Имя, заставившее ректора потерять дар речи, вызвало любопытство чернявого. Он подошёл к столу и заглянул через плечо старика. Мда… А видок у магов такой, что хоть художника зови. Никогда не видела настолько шокированных лиц у нескольких людей сразу!

– Этого… этого не может быть! – воскликнул ректор.

Я не сдержалась и выразительно на него посмотрела. Неужели кто-то готов оспорить волю богов?

Эйден же попросту остолбенел. Я даже заволновалась за его душевное здоровье. Если у всеобщего любимца крыша поедет от потрясения, кто виноват тогда будет? Правильно – Марион. Да девчонки же меня придушат!

Первым, как ни странно, пришёл в себя Люциус. Он глубоко задумался. Некоторое время ничего не происходило, а потом я увидела облегчённую улыбку.

– Поздравляю, Марион. Вы избранница принца Чарльза.

Внезапная радость мужчины насторожила. Я бы на месте магов не то чтобы королевство, я бы себе даже королевский дворец не доверила! Хотя ещё, конечно, не факт, что Чарльз станет королём. По законам Лероны имя наследника держится в строжайшей тайне. Маргус вправе сам решить, кому из сыновей передать трон.

– Надеюсь, вы понимаете, что это накладывает на вас серьёзные ограничения?

Я равнодушно пожала плечами. С тех пор, как попалась в лапы ищейки, поняла, что о свободе можно забыть. Пообещать могу лишь одно – этот Чарльз со мной точно не соскучится!

– Марион, послушайте, я говорю вполне серьёзно. Вам не следует распространяться о том, что случилось.

– Хотите, чтобы я молчала?

Люциус кивнул.

– И сколько? Неделю, месяц… Год? Вы же понимаете, что правда всё равно всплывёт? О, боги… Все считают, что у моей матери не было пары, хотя это не так. Вы тоже заставили её хранить произошедшее в секрете! Тогда кому была обещана Шая?

– Марион, – жёстко прервал меня ректор. – Я не знаю, кто сообщил вам об обратном, но Шая Вилард ни с кем не была связана.

– Ложь! Наглая ложь!

Эйден отмер и осторожно приобнял меня за плечи. Я немного успокоилась.

– Марион права. Такую новость вечно не скроешь.

– Вечно и не нужно, господин Ламар, – спокойно возразил мерзкий старикашка. – Король должен узнать обо всём первым, и уж дальше ему решать, что с этой информацией делать. Возможно, студентка Вилард вообще вскоре покинет академию.

Чернявый резко взбесился после этих слов. Он навис над Люциусом, заставив того выглядеть сродни ничтожному червю, и процедил:

– Может, ей ещё и магическую клятву дать? А принца вы вообще посвятить не хотите? По правилам следует немедленно сообщить Чарльзу об избраннице. Я уж молчу о прерывании обучения. Закон гласит…

– Законы пишут короли, Эйден. Уберите руки. Сейчас же!

Ламар отошёл в сторону, но всё равно бросалось в глаза, как он разгневан. Я даже не ожидала… Нашла коса на камень.

– А Марион всё же придётся поклясться.

– На крови? – безо всяких эмоций спросила я.

– Да.

– Тогда давайте ладонь. Мне вашей не жалко.

– Марион!

– Да, ректор?

Я лучезарно улыбнулась. Ой, а что это за свет? Неужели нимб над головой появился?

– Марион не будет давать подобных обещаний. Это слишком опасно, – вмешался Ламар.

Интересно, какой грыхль Эйдена укусил? Ещё недавно и слова доброго сказать не мог, а тут такое рвение, такой альтруизм! Я польщена, честное слово.

Но спорить не стала. Мне защитник сейчас только на руку. Тем более о магических клятвах на крови я знала лишь то, что давать их не стоит ни при каких обстоятельствах. И даже если очень хочется, то всё равно нельзя.

Люциус, кажется, уже пожалел о присутствии преподавателя. Он-то явно думал, что Ламар лишний раз возражать не станет, а просчитался. Мог бы и меня спросить: я бы подсказала, что чернявый тот ещё гад. Спорить с ним – гиблое дело.

Я благоразумно отошла в сторону, позволив мужчинам переговорить с глазу на глаз. Судя по тому, как помрачнел ректор, видимо, Эйден так и не изменил мнения на сей счёт. Похоже, любитель магических существ не так уж и прост… У него, определённо, есть свои рычажки воздействия на главного леронского мага. Кто же ты такой, Эйден Ламар?



Марлен Аллен

Отредактировано: 18.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться