Ведьма в Шапе

Размер шрифта: - +

Глава 7

Разгуливать ночью по кладбищу – не самое мое любимое развлечение. И тот факт, что кладбище «неофициальное», мало успокаивал. Место, в котором Хрыч остановил машину, было мне знакомо. Поляна за кладбищем, поваленный ствол, кусты, которые отняли у меня кроссовки.

Римма, выйдя из машины, скривилась.

— Здесь был Белевский.

Да, был. Шептал чего-то за поваленным стволом. Я не стала рассказывать ведьме об отцовских делах и промолчала. На улице уже стемнело, темнота сгустилась и словно наплывала на нас. А еще было весьма  холодно для летнего вечера. Я зябко ежилась:  тонкая кофточка поверх платья не спасала.

Женщины пошли вперед, по всей видимости, разыскивая какое-то особенное захоронение, а я попятилась назад, к иномарке Филиппа Станиславовича. Права мне купил отец, но я подзабыла большинство правил – поэтому никогда не требовала себе личного авто. Но сейчас заманчивая мысль угнать машину и оставить этот шабаш не давала мне покоя.

— Белевская, а тебе что, особое приглашение нужно? Сюда! — тихо, но весьма угрожающе произнес Хрыч.

Вздохнув, я поковыляла к троице. Не знаю, как это я сразу не свалилась со сломанным каблуком?  Окончательно стемнело, а вокруг повисла гнетущая тишина. Хрыч посветил фонарем на место, где копались женщины. Я увидела довольно большой и вместительный круг,  обрисованный прямо на земле, а в нем – плошку с водой, соль, спички и палочку.

— Ну, все, — Римма посмотрела на меня внимательно. — Вставай в круг и молчи. Если хоть звук из твоего рта вырвется…

Мария Ивановна, как всегда, сгладила ситуацию:

— Тебе просто стоять с нами, милая. Не выходи за пределы круга и ничего не говори.

Хрыч подтолкнул меня. Я держала в руке бумажку с заклинанием и старалась не паниковать. Подумаешь – ночь, поляна самоубийц, ритуал… Директриса ШАПки жестом заставила всех умолкнуть и зажгла желтую свечу от спичек. Затем повернулась к лесу и начала говорить. Я честно пыталась запомнить. Поначалу это у меня даже получалось, но ведьма говорила быстро, монотонно и негромко. Помимо этого, она сноровисто проводила какие-то манипуляции со спичками, солью, водой и свечой.

Бабушка меня этому не учила.

Как только Римма закончила свой впечатляющий монолог, пламя единственной зажженной свечи вытянулось и словно замерло. Я не смотрела в лес, так как темнота скрывает в себе много тайн, и далеко не безобидных тайн. Хрыч сосредоточенно глядел на пламя свечи, Мария Ивановна – куда-то в одну точку. Римма повернулась ко мне и указала на листок.

Еще в машине она рассказала, что мне следует сделать: повернуться к каждой стороне света – а эти стороны были обозначены небольшими камешками в пределах круга, и произнести слова заклинания четыре раза. Прерывать заклинания на вздох нельзя – все на одном дыхании. Мало того, если я произнесу что-то не так, то все пойдет насмарку.

Набрав в легкие воздуха, я начала:

Владеющий силой просторов…

Дело оказалось не таким уж и сложным. Я ни разу не ошиблась и не перевела дыхание. Только я договорила последнюю фразу, как учителя шумно выдохнули и Хрыч резко рванул по воздуху над границей круга рукой.

— Все, идемте.

Мы вышли через эту воображаемую дверь. Завуч «закрыл» дверь, проведя по ней рукой. Я хотела спросить, что это мы только что сделали, но Мария Ивановна опередила меня, объяснив:

— Круг – это место, где открыт портал. Духи будут выходить через него к нам, но их не пустят элементали. Смотри, сейчас начнется.

— А вы уверены? — фыркнул мужчина и покосился на меня. — Эта  моделька только и умеет, что волосы красиво укладывать. 

— А вам вообще укладывать нечего, — прошипела я.

Завуч  непроизвольно коснулся залысины на макушке и покраснел от возмущения. Он был немного старше моего оцта, но выглядел в разы хуже. 

Римма подавила смешок.

— Филипп Станиславович, Анастасия, сейчас не время и не место.  Лучше полюбуйтесь на это.

Ведьма повела рукой, указывая на круг и волнующееся пламя свечи. Мария Ивановна произнесла:

— Вон он.

— Наш старый друг, — улыбнулась Римма Филипповна.

— Смотрите-ка, какой он яркий.

Они продолжали обсуждать каждого появившегося так, словно это было обычное дело.

Я щурилась, напрягала зрение, старалась включить видение ауры и прочее, чему меня учила директриса. И увидела. Всех сразу, скопом.

Сердце сдавило. Я почувствовала себя примерно так же, как и при первой встрече с демоном – все чувства обострились, жизнь вокруг замерла. Во всех красках  передо мной предстали шесть самоубийц, каждый из которых выглядел как отлично загримированный актер из фильма ужасов. Зоя, которую я повстречала утром, казалась ангелом по сравнению с ними.

Меня стошнило пирожком, который перед поездкой всучила мне Мария Ивановна. Я упала на колени, на землю, меня крутило, в нос ударил мерзкий зловонный запах. Я знала, что запах тления и разложившегося тела мне просто чудится, но справиться с этим не могла.

А те, кто явились, переключили все свое внимание на меня. Они столпились у круга, не смея выйти за его пределы, и глазели, как меня выворачивает наизнанку.

— Настя, — произнесла Римма Филипповна удовлетворенно. — Посмотри на мертвецов.

Я покачала головой.

— Смотри.

Сила слова. Кто бы сомневался… Будучи намного более слабой, даже  с перстнем, который защищает от чужого вмешательства в разум, я легко поддалась силе опытной Риммы.

— Смотри внимательно, — продолжила она.

Их было шестеро. В каждом можно было узнать человека. Бледные лица, размытые тела, чернота вокруг и холод. Тот холод, который поглощает все живое вокруг. Я не задерживалась на лицах, уделяя внимание одежде. Точнее, остаткам одежды. Это была труха, мешковина, старая кровь. У троих на шеях ожерельями висели удавки, у одного все тело было раздутым и синеватым. Женщина с длинными волосами медленно качала головой и трогала тонкими пальцами свои губы. Точнее, две иссохшие полоски. Позади нее стоял мужчина  самого «здорового» вида. Он казался ярче всех и одет по-старинному: кафтан, штаны, сапоги, массивные перстни на пальцах. Он поклонился мне с легкой издевкой.



Екатерина Нестерова

Отредактировано: 08.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться