Ведьма Вильхельма

Font size: - +

Глава 16

Следующие дни прошли очень нервно. Я постоянно вздрагивала, оборачивалась, роняла вещи и была очень рассеянной. Мне казалось, что в любой момент может произойти что-то плохое, пугающее, но ничего не происходило.

Вернее, так казалось на первый взгляд. Бьярде, прискакавший на следующее утро, тут же вывалил на меня то, что Вильхельм совершенно не читаем. И вообще, с ним происходит что-то странное. Причем смотрел он на меня так, будто знал, что я в курсе происходящего. Я же состряпала непробиваемое выражение лица, и велела быть пока что осторожнее.

Кажется, моя нервозность была ничем иным, как откликом на чувства леса. В то, что это Вильхельм ведет себя странно, так как нервничаю я, совершенно не верила.

Ожидание, одно из самых неприятных вещей на свете, но, как и со страхом, со временем чувства притупляются, исчезает резкость. Хотя изредка сердце всё-таки испуганно екало в груди, от какой-нибудь пришедшей в голову мысли

Через неделю я перестала просыпаться по ночам, а днём так и вовсе вела себя как обычно. Охтарон старался не поднимать тему хелга. Я же хоть и старалась не показывать, но всё-таки переживала. Я даже сама не заметила, что даже немного привыкла к этому непонятно существу.

Мне хотелось знать, как он там. Получилось ли у него отбиться от того страшного и жуткого стража? А вдруг он ранен? А если ему нужна помощь, а я тут сижу и ничего не делаю?

По истечении второй недели, когда я сама себя накрутила так, что мне уже начало мерещиться, будто меня кто-то настойчиво зовёт, я достала артефакт и хмуро глянула на Охтарона.

Охтарон в этот момент сидел мирно за столом и ужинал, уплетая рагу из овощей, поглядывая при этом на замаринованное мясо. Я завтра решила пожарить шашлык. Да, погода оставляла желать лучшего, было холодно, и вовсю лил дождь, но мне вдруг приспичило. Тем более, летом к дому была пристроена легкая веранда. Вот там и будет происходить все это священнодействие.

Охтарон уже был знаком с этим блюдом и крайне положительно отнесся к такому моему душевному порыву. Он, вообще, довольно благосклонно относился к мясу, особенно жареному.

– Не говорите мне, что вы собрались…

– Не говорю, но собралась, – вздохнула. – Не могу больше сидеть в неизвестности. Мне нужно знать, что там с ним.

– Мне кажется, вы слишком переживаете за совершенно постороннего вам мужчину, – Охтарон отодвинул тарелку и подтянул к себе кружку с травяным отваром.

– Я не заметила у него половых признаков, – огрызнулась я, обижаясь. Будто мне теперь нельзя и сопереживать. Тем более что с хелгом мы стали почти друзьями. Ну, это я так преувеличиваю, конечно.

– Я больше чем уверен, что он просто маскировался. Судя по вашим рассказам, этот хелг точно мужчина, – Охтарон залпом выпил отвар и встал. Не поняла, это как это он пришёл к такому выводу? Ну да, не стану врать, хелг и у меня ассоциировался больше с мужчиной, но на самом деле утверждать бы я ни за что не стала. Что и говорить, если у него даже голос был такой, что совершенно не понятно, кто говорит. – Подумайте, может, стоит оставить его в покое? Мир ведь не рухнул, всё идёт своим чередом.

Я вздохнула, насупившись.

– Мир, может, и не рухнул, но я не могу успокоиться. Мне надо знать.

– Вы ведь не передумаете, чтобы я вам ни сказал, верно?

– Верно.

– Тогда я буду рядом.

Подойдя, он наклонился, обнял и притянул меня к себе, целуя в губы. Я тут же ответила на поцелуй, но когда его руки начали слишком уж настойчиво блуждать по моему телу, быстро отошла от него. Хитрец! Хотел меня таким образом отвлечь. Не выйдет!

– Не получилось, – вздохнул эльф, пряча в уголках глаз озорную улыбку.

Я погрозила ему пальцем и легка на кровать. Прижав артефакт к груди, начала вспоминать хелга. Ощутила, как рядом со мной сел Охтарон, но отвлекать меня он больше не стал, поэтому, глубоко вдохнула и через мгновение, словно куда-то провалилась.

Осмотревшись, поначалу не поняла, где именно оказалась. Кругом были руины. Никакого источника света поблизости не было, но видела я всё равно хорошо. Осмотревшись внимательнее, поняла, чем бы ни были эти обломки раньше, но находилось это здание явно в Вильхельме. Кругом были отлично знакомые мне гиганты.

Деревья были молчаливы, но ничего тревожащего меня я не ощущала. Лес был тих, и кроме груды обломов, казалось, тут больше ничего нет.

– Хелг, – тихо позвала я, оглядываясь. В этом царстве тишины и разрухи, казалось, что любой громкий звук разнесётся на многие километры.

Мне никто не ответил. Постояв еще немного, стала осторожно спускаться с камней. Спрыгнув с последнего камня, обошла развалины по кругу, понимая, то это раньше было довольно большим строением. Башней? Замком? Помнится, в первый раз я видела какую-то пирамиду, может, это она? Побродив по кромке леса, мне пришлось признать, что тут совершенно никого нет, но ведь артефакт ещё никогда не давал сбои. И что бы это могло значить?

Задумчиво переступив с ноги на ногу, села на один из камней и подперла рукой подбородок. Если артефакт привел меня сюда, то хелг тут, но где? Уж не под завалинами же?

Пришедшая мысль меня так удивила, что я тут же подскочила на месте, и заметалась из стороны в сторону. Так, если подумать, то погрешность артефакта бывает не более нескольких метров, а это значит, искать надо от того места, в котором я появилась.

Снова вскарабкавшись на развалины, быстро отыскала то место, в котором я стояла, появившись тут. Оглядев фронт работ, вздохнула. Ну, хелг, будешь мне должен, если ты на самом деле там и еще жив.

Чем больше камней я отбрасывала в сторону, тем сильнее я сомневалась, что мои предположения верны. Некоторые булыжники были совершенно неподъёмные. Мне приходилось делать так, чтобы такие булыжники оставались на месте. И в то же время, нужно было углубляться. Иногда мне казалось, что ещё немного и очередная каменная плита сейчас рухнет вниз, погребая под собой ещё и меня.



Светлана Шёпот

Edited: 23.07.2017

Add to Library


Complain