Ведьма Вильхельма

Font size: - +

Эпилог

Эпилог

50 лет спустя. Вильхельм. Долина Начал

Я стояла в отдалении, и смотрела, как в долину вереницей едут караваны. Переведя взгляд с дороги, посмотрела на замок. Его отстроили уже давно. Сейчас он возвышался над городом величественными пиками башен. Даже издалека он казался громадным и немного зловещим. То, зелье, которое я сварила еще в первый год пребывания в долине, дал весьма интересный эффект – камень, обработанный им, чернел.

Замок был черным, как и город Начал. Понятия не имею, почему люди и городу и самой долине дали такое простое название, но после того, как барьер спал, и мы начали взаимодействовать с внешним миром, это название быстро распространилось и прижилось.

Черный город утопал в зелени – сейчас был почти конец лета. По дорогам, мощённым всё тем же черным камней – людям он почему-то пришёлся по вкусу – гуляли люди. Город не был окружён стеной, как это обычно бывает. Замок стоял в небольшом отдалении на холме и был виден с любой точки города. Поначалу его называли Замок на Холме, но потом название со временем отчего-то превратилось просто Замок Хольм.

О, мой замок был сейчас весьма известен в мире. В этом ничего удивительного нет. Когда мы начали торговать, то мои зелья шли с большим успехом. Постепенно приходила известность. Не скажу, что меня это радовало, но деньги тогда были очень нужны, да и развивать долину надо было, поэтому пришлось покрутиться.

И вот сейчас я стою в отдалении и наблюдаю за тем, над чем мы столько времени работали. А ведь когда-то давно первые переселенцы жили просто в общем бараке, занавешивая свои спальные места от других простыми, связанными из травы лоскутами. Сейчас осталось очень мало тех, кто шел тогда, много лет назад по Вильхельму, боясь каждого подозрительно звука. Ингрид умерла почти двадцать лет назад. Даже все мои умения не смогли помочь ей.

Бьярде давно обзавелся семьей и уже дедушка. Я не раз уже бывала в их «логове». Но даже, несмотря на свой почтенный возраст, этот старый волк постоянно приходит ко мне, когда мне требуется его помощь. А, еще тогда, когда его кости снова ноют на дождь и ему нужно моё зелье, но я не сержусь. В своё время он многое для меня сделал, поэтому всегда готова помочь.

За эти годы я приняла столько родов, что уверяю вас, у половины города первое, что они увидели в этой жизни, было моим лицом. Сейчас, правда, в городе есть другие ведуньи и ведуны и меня уже не зовут. Почему-то в последнее время всё больше боятся.

С арахнами мы в последствие очень сдружились. Я любила потом бывать у них. Оказалось, что у них очень короткая жизнь. Мне потребовалось несколько лет исследований, чтобы сварить зелье, которое помогло им. Через какое-то время мне пришла в голову мысль сделать из их паутины ткань. Так появился сейчас широко известный паучий шелк, который не уступает ничем эльфийскому. 

Кроме верфольфов и арахнов, в Вильхельме жило еще очень много других разумных. Надо упомянуть озеро, в глубине которого жили русалки. Конечно, название было другим, но выглядели они именно как русалки. Рыбьи хвосты, зеленые волосы, мертвецки-белая, даже синюшная кожа. Кроме них мне пришлось привязывать к лесу народ маленьких фей, зубастых и весьма кровожадных, скажу я вам, фей. Это даже были скорее вампиры, чем феи, но пока они не открывали свои рты, то выглядели милыми, крылатыми созданиями. Ещё были людоптицы, громадные, молчаливые создания, которые вили дома-гнёзда в высоких кронах. Они стали незаменимыми, когда было необходимо что-то доставить так быстро, как только можно. Вильхельм, казавшийся поначалу безлюдным лесом, был наполнен всевозможными созданиями, которые так или иначе старались держатся ко мне ближе.

Михель за эти годы так и не показался ни разу. Признаюсь, я даже немного скучала по нему. И нет, никакого сексуального подтекста. Просто скучала, как по… например, брату. Он не появлялся, не давал о себе знать, и сколько бы я не прислушивалась к разным слухам, ничего о нём нигде не всплывало. Пыталась отыскать его с помощью артефакта, который он мне когда-то дал, но после его исчезновения, он больше не работал, а потом и вовсе в один момент рассыпался клубящейся тьмой, которая просто растворилась в воздухе.

Да, стоит еще рассказать о моём старом замке. Не сразу, но нам удалось отобрать его у эльфов. Ох, и крику тогда было, но замок вернулся к нам. Дверь, ведущую в пещеру с кристаллами силы, я открыла. Если говорить кратко, то она была просто громадной. Поначалу ничего видно не было, но потом стали зажигаться факелы в самых неожиданных местах, пока не осветили всю пещеру. Так вот, это было просто невероятно. Кристаллы всевозможных цветов покрывали всё, что только можно. Пол, стены, потолок, всё! От света факелов они сияли всеми цветами радуги. Это место стало одним из моих любимых, так тут было красиво и завораживающе. Кристаллы трогать мы не стали, просто снова закрыли дверь.

Да, и с эльфами у нас из-за этого по-прежнему натянутые отношения. Великий Князь отказался от Охтарона, заявив, что он не его сын. Жена его после этого сильно заболела, так как своими словами он её буквально втоптал в грязь, обвинив в измене. Она оказалась вполне хорошей, мы даже предложили ей переехать к нам, но она отказалась. Но полечить её мы подлечили. С Князем они всё-таки развелись. В последние годы его власть начала ослабевать, зато стал пользоваться популярностью старший из детей Алмиэль. Я не раз общалась с ним и понимала, что он мне совершенно не нравится. Как потом выяснилось виноват в том, что Охтарона с детства никто не обучал магии был именно его самый старший брат. Да и нелюбовь Светлого Князя была именно заслугой Алмиэля. Я долго не могла понять, как ему удалось отвратить отца от собственного сына, пока не увидела, что не любит Князь не только Охтарона, но так же прохладно относится и к остальным своим детям. Светлейший проявлял скупую любовь лишь к самому старшему сыну. Именно это и натолкнуло меня на то, что у Алмиэля может быть какая-нибудь нестандартная магия внушения. Как оказалось позднее, я была права. Пока что Светлый Князь все еще правил, и я старалась, чтобы его правление было более долгим. Когда Алмиэль понял, что его приятные вид и улыбки на меня и Охтарона не действуют, то сразу же стал относится к нам с неприязнью. Она была у нас была взаимной. Пока мы находимся в состоянии войны с ним. Мне по душе второй принц светлого королевства, но я пока что не тороплю события. Эльфы живут долго, так что время всё обдумать и принять на этот раз правильное решение есть. 



Светлана Шёпот

Edited: 23.07.2017

Add to Library


Complain