Ведьма вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 5. Здравствуйте родственники-уродственники – это мы!

Представьте, вы принимаете ванну в огромном бассейне. В водичке плавают розовые лепестки, пахнет духами. Вы расслаблены после трудового дня, погружены в себя и мечтаете о прекрасном будущем, когда неожиданно вода под вами начинает бурлить, и оказывается, что ванне сидит огромный зубастый крокодил и смотрит на вас весьма неприятным голодным взглядом.

Испугаетесь?

Вот и король испугался!

Заорал как на кол посаженный, взлетел без всякой магии и побежал по воде аки святой. То, что батюшке-царю-королю (до сих пор не вижу между царями-королями разницы) под девяносто легко было забыть, наблюдая, как бойко тот несется в исподнем по коридорам. Полу вменяемый крик о «чудовище в ванной» вернул подданных на грешную землю: «Возраст взял свое и затуманил разум», — думали они.

Коню повезло чуть меньше. Если огнедышащего крокодила бросило почти в свою стихию – в воду, то коня бросило не на лужайку и даже не в царский розарий. Агнец оказался в месте, в которое сбрасывали деньги большинство мужчин – в дамском гардеробе. Причем дамочка, в этот момент переодевающаяся, оказалась не готова к появлению крупного не рогатого скота рядом с собой. Завизжала и надела на лошадиную голову платье, которое собиралась примерить. Конь не ожидал такого приема и встал на дыбы вслепую метаясь по комнате, сшибая наряды и путаясь в тряпках. Пару раз неудачливую даму потоптали копытами, чудом не переломав той кости, и, наконец, и дама и конь вышибли дверь, очутившись в спасительной спальне, а там и в коридоре.

Король в исподнем пробежал мимо бабы в неглиже и одетого в платье коня и почувствовал себя лет на двадцать моложе, когда у него и появился последний сын не от законной супруги. Сменил направление, присоединяясь к цепочке пародирующей тонкий британский юмор.

В это время четверо принцев скучающе сидели за столом, лениво поедая ужин. За день они устали от взаимной вражды и теперь вяло переругивались, думая лишь о своих новых избранницах, которые были самими странными из всех выбираемых ранее женщин. Зато обещались выжить в кровопролитной борьбе принцесс. По хмурым лицам принцев можно понять, что в случаи выживания одной из избранниц, ее дальнейшая жизнь обещалась пройти в самой далекой башне, подальше от своего мужа.

И тут, когда принцы уже собирались вставать и плестись в свои покои, нечто рухнуло им на стол, опрокинуло посуду и облилось соусами. Синхронно отодвигаясь от стола, и наблюдая, как незваный гость поднимается на ноги, мужчины разного возраста приходили в себя.

Нечто зеленое, страшно улыбающееся, перепачканное первым, вторым и третьим поднялось. Нервы сдали, когда оно (все уже поняли, что это я) начало хохотать, радуясь, удачному перемещению.

С воплем: «Зомби!», — храбрые принцы сбежали прочь.

Навстречу храбрым принцам бежали три принцессы, по пятам которых несся размахивающий мечом галлюцинирующий пятый принц. Он решил, что попал в обитель зла и начал активное истребление. К счастью, вернее огорчению, никого он таки не зарубил. Принцы признали младшенького и скрутили, собираясь прибить под горячую руку, но из обеденной (она же столовая для завтраков и ужинов в семейной обстановке) вышла я.

— А ну жениха моего отпустите!

Хмурая, зеленая и политая соусами мое сиятельство произвело неизгладимое впечатление. А тут еще четвертая принцесса, помятая конем, прибежала, да и конь с царем следом.

Вот она - моя будущая счастливая, дружная семья. Тесть – эксгибиционист. Деверь номер один - бородатый дядька с пузом, деверь номер два - бородатый дядька без пуза, деверь три - мужик лет тридцати, вида «гад сорт первый» и деверь четыре чуть младше третьего, на котором написано «я пью, что горит, а что не горит, поджигаю и пью». И куча соперниц в придачу к деверям.

Родственники-уродственники…

— Рада с вами познакомится. Я, — кивок на дергающегося, изрыгающего проклятья, отравленного грибами, Семиона, — его невеста.

***

Приведенный в порядок король сел на трон, и подданные подали ему успокаивающий настой вместо посоха и скипетра. В последнее время именно кружка с лекарством заменяла знаки власти. По обе стороны от трона встали пятеро сыновей: трое слева и двое справа. Глупо улыбающийся и все еще связанный по рукам Семион, стоял справа, придерживаемый старшим братом. Принцессы (титул, дарующийся невесте принца не взирая на возраст кандидатки) и я стояли возле ступенек при подъеме к постаменту трона. Одна из принцесс пожирала меня таким взглядом, будто я нанесла ей личное оскорбление. Странная дамочка: бледная, как смерть, и вся в бинтах, а волосы чернее моих. Имею в виду, мой натуральный цвет, а не тот газон, который сейчас на голове. Как это смыть?

Тишина. Все молчат. Все на меня смотрят, и во взглядах читается легкая ненависть. Дамочки изучают объект общей мести, выбирая, куда вогнать нож!

Произвела впечатление, называется. Что может быть хуже объединившихся против тебя врагов?! Чертов ненастроенный коридор и дурак-мужик!

— Я! Его! Величество! Король! Сабинского! Королевства! Салтан! Салтаныч! – прокричал царь каждое слово, давая понять о болезненном состоянии собственных ушей и поражая уши рядом стоящих. — Сыновья! Представьтесь! Представьте! Невест!

Настала очередь каждому из деверей получить официальное имя: послушаем, запомним.

Первым представился самый старший. Я мысленно обозвала его бородатым дядькой с пузом.

— Я первый сын батюшки короля – Алексей Салтаныч! Моя невеста из далекого королевства Швальмшат, вдова Чхеневитчен.

Та самая бледная дама в бинтах поклонилась, продолжая прожигать во мне дырку взглядом.

Добавить следовало, я ленив, не слежу за тем, что ем, а невеста у меня отборная стерва. Чхеневитчен, если правильно помню, с языка ее страны можно перевести как «белая, словно снег». И зачем она себе щеки румянами намазала? Живее от этого не выглядит.



Елена Троицкая

Отредактировано: 03.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться