Ведьма вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 17. Основное блюдо и последствия его поедания

Вышли из леса лишь под утро, зато неся основное блюдо. Было интересно, куда делись наши верховые животные и не соизволил ли кто из участников приготовить нечто из них к общему столу.

Король решил не проверять свой желудок на прочность, поэтому созвал дегустаторов, накрыв им стол. Сам Салтан Салтаныч наблюдал с безопасного расстояния, жуя сухарик в окружении сыновей.

В этот раз мы пришли первыми.

Поднос из коры содержал коллаж моего изготовления. Скажем так, чувство прекрасного у меня есть, но отчего-то мама запрещала мне рисовать поздравительные открытки бабушке, боясь, что ту удар хватит. Ну так это не открытка!

Открытка не открытка, а оскалившийся обесшкуренный кролик произвел на дегустаторов самое сильное впечатление: трое сразу упали, два отложили приборы, один поседел.

— Это что за зверь? — спросил один из мужчин, сидящий рядом с царем, по всей видимости, являющийся министром чего-то.

— Кролик, — ответила я.

— И такие кролики обитают в нашем лесу?

— Да, — улыбаюсь и киваю в сторону старшего принца. Тот затопал задней лапкой, задвигал усами и постарался спрятать уши в шапке. — И не такие водятся.

Кивнула Семиону, тот вывернул мешок, наполненный еще не обесшкуренными тушками плотоядных кроликов. Трое оказались живыми и начали метаться среди людей, кусая тех за ноги. Министры, слуги, принцы и царь спешно запрыгнули на стулья с ногами. Наконец плотоядные белые кролики исчезли за стенами дворца и продолжили бесчинствовать уже там.

— Они были пойманы в вашем лесу, и из них мы приготовили это блюдо: тушеный хищный кролик с грибами! — громко объявила я.

Если при выносе блюда за столом оставались дегустаторы, то после всей этой суеты стол пустовал. Внезапное увольнение не удивило никого. Однако каждый слуга знал: уже именно он мог стать добровольцем на сей почетный пост дегустатора. Поэтому при побеге кроликов и слуги испарились. Решили, что хищные травоядные не такая большая угроза – по сравнению с приказами царя на дегустацию сомнительных блюд несведущих в готовке особ.

Салтан Салтаныч не растерялся, крикнул стражу, прикинул количество смертников в казематах и приказал привести десятерых самых голодных. Их привели.

О, демоны преисподней и все твари, которые могли бы появиться из-под моей корявой магии, как так можно? Может, я человек далекий от идеалов, политики и гуманности, но даже я не стала бы издеваться над людьми подобным образом. И вот после этого собак травят на ведьм и наши вполне безобидные проклятия. Обычно безобидные, поправлюсь.

К нам привели десять изнуренных мужчин разного возраста, в грязной одежде, от которых пахло не ландышем и которые едва волочили кандалы. Хотя после озвучивания «приговора» они так спешили к столу, что чуть тот не опрокинули. Готового кролика обглодали за считанные секунды. Закусывали печеными грибами, восхваляя повара и короля. Добрались и до кроличьей похлебки. А там и до грибной настойки не далеко. Тоже все вылакали, и пока без последствий.

Семион, поминая первый привал, зеленел и пытался убежать прочь, пока не началось «веселье». По его мнению, грибы, которые я использовала в готовке, не были съедобны, а травы вовсе ядовиты. Но я-то все это ела, дегустировала и не один год всем этим питалась. Не померла же? Пульс есть, сердце бьется, а лицо над всем смеется.

— Все будет отлично, — успокаивала я его и себя.

Вижу, всем уже хорошо…

***

Закончившие блуждания принцессы и их помощники вышли из леса в надежде увидеть здравомыслящих людей, а не лесное дикое зверье. Они шли в надежде не победить, а отчитаться и оказаться в своих комнатах, а лучше в ваннах. Однако их надежды разбились, как только они выступили за пределы леса.

Немертвая Гробыня встала со своего удобного ложа, желая рассмотреть творящийся хаос. А Рапунцель, введенная за удобнейший поводок из волос, спряталась за спину своего «пастуха». Марья Моревна и Шахерезада уже стояли в трех шагах от творящегося бесчинства, не решаясь подходить ближе и вливаться в общее веселье.

Было чему удивляться.

Даже не знаю, что шокировало этих баб больше: шест, росший из стола с оскалившимися скелетами плотоядных кроликов вокруг, или сам огромный кролик, танцующий на этом шесте нечто невообразимое.

Помню, принц Алеша принудительно получил порцию крольчатины (не каннибализм ли это?) от одного окосевшего заключенного, и полез танцевать. Меня в тот момент развезло от грибной настойки и думалось с трудом, так что я выполнила все его требования. И теперь не могла понять, зачем оживила обглоданных кроликов и как мне это удалось. Скелетики скалились и поигрывали костями, в такт танцу огромного собрата. Мертвые нетушеные кролики также восстали и хлопали в лапы.

Вы думаете, это все? У вас бедная фантазия!

Когда заключённые наелись, они убедили меня в правдивости страхов Семиона – мужики начали творить черте что. Во-первых, сгрызли кандалы, во-вторых расцеловали всех стражников и три раза признались тем в любви. Обещали носить кружевное белье, высокие каблуки и короткие юбки, лишь бы их взяли в жены. Учитывая, что на каждого стражника пришлось по три заключенных с резко удлинившимися острыми зубами, те побросали пики и бросились бежать. Заключенные, которые не погнались следом, решили накормить моей стряпней «мир» в лице принцев и короля. Благодаря побегу слуг и стражи им это удалось. Разве что Сема успел спрятаться под столом (везучий, гад).

И вот на празднике прибыло. Голый король показывал неприличные трюки с короной. Принцы лапали заключенных, кролик-Алеша танцевал в кружевном белье (где нашли его размер?), а я пью грибную настойку, так как на творящееся непотребство трезвой смотреть не могу.

Наконец я заметила вышедших из леса принцесс, на лицах которых расписался ужас.



Елена Троицкая

Отредактировано: 03.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться