Ведьма вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 37. Последствия срыва ритуала или вот ты какой - Ктулху!

Хорошая новость: я жива. Новость плохая: если волосы не прекратят расти, жить буду не долго. Надеюсь, Краса решит этот вопрос, а то эта волосня тяжёлая.

Кинжал сделал из меня личные ножны. И если вытащить его, я истеку кровью. Сознание находится на периферии с забвением, окружающее тускнеет. Сквозь укрывшую меня шевелюру пробивались голоса, они казались нереальной звуковой галлюцинацией. Что там происходит, как у всех дела – не знаю. И меня это все меньше и меньше интересовало. Создавалось нехорошее впечатление, будто дела этого мира отходили на второй план. Нутро наполнялось равнодушием.

Вовсе не страшно, просто не хочу умирать.

***

Краса видела, как волосы Рапунцель стремительно росли и погребали под собой живых. Видела, как принцев Никиту и Ивана отшвырнуло от Милады. Никиту насадило на острые кристаллы, вдавливая волосяной массой, разорвало, а Ивана похоронило под килограммами волос. Шахерезада прижималась к стене – ничего не могла сделать без своей магии. Руслана погребло, как и Ивана, только руки в кандалах всплеснулись вверх. Не миновала такая участь и тех, кто пришел на помощь. Одному Семиону повезло, его швырнуло вверх, где он миновал участь живого погребения, провисев все веселье, зацепившись за выступ. Летучая мышь с криком «Психи!» взлетела к потолку. Конь также спасся, сидя на Люци, которому что болотная жижа, что прическа-мутант – особой разницы не было.

Один король пропал из ритуального зала. Успел нырнуть в тайный ход.

Краса, обозревала творящийся хаос. Она понятия не имела, куда подевалась ее подруга. Запаниковала, начала отменять заклинание. Естественно отменить сорвавшееся в свободное исполнение заклятие, подкрепленное источником бесконечной мощи и проклятием самой длинноволосой принцессы, невозможно.

Вопрос решила Немертвая, и решила она его весьма радикально. Подняла гонимый волнами волос, меч и … Нет, она не убила Эдит, как можно подумать. Она подняла меч и отрубила ей волосы, одновременно ломая проклятие и вводя в моду короткие стрижки. Это оказалось легко, резко выросшие и перенасыщенные магией локоны не могли распространить неуязвимость на всю свою впечатляющую длину в несколько сотен километров.

Рост волос остановился. Волны прекратили биться о кристаллы и топить в своей массе людей. Живые начали всплывать из образовавшегося блондинистого болота.

Рапунцель пискнула, осела и, раскрыв рот, захлопала глазами, рассматривая свои ранее неуязвимые волосы отдельно от себя. Ощупала голову, новую прическу и закрыла рот. Она не знала, благодарить ли окружающих за избавление или орать на них за ужасную стрижку.

Вынырнувшие из волосяного болота и отплевывающиеся конь, принц и дракон увидели, как Краса ищет кого-то, расшвыривая волосы по сторонам. Нашла одного из стражей, ударила эфесом меча и продолжила поиски.

— Милада!!! Отзовись!!!

Сема спешно присоединился:

— Мила, где ты?!

— Ведьма, отзовись, если жива! – примкнул к поискам конь.

Люци нагнул голову, втянул воздух широкими ноздрями и поплыл, ловко перебирая лапами. Он нашел хозяйку по запаху. Начал копать, и в то место помогать направились уже все. То, что они увидели, их испугало.

Кинжал вошел целиком и вокруг него расплывалось страшное пятно. Смертельно бледная Милада не реагировала на зов, но жизнь упорно держалась в ее теле, и сердце билось.

Командование взяла королева крыс. Она осмотрела рану, прощупала пульс и закричала:

— Дьявол! Я не могу ее вылечить здесь. Бегом наверх!

Сема подхватил раненую, так и не успев признать в ней зеленую ведьму с болот. Вновь начало расти оживление.

Стало ясно, куда исчез король – бегал за подмогой. В ритуальный зал ворвались солдаты. Три десятка громыхающих доспехами воинов во главе с главным злодеем. Они тонули в волосах, но упорно шли к друзьям. Подавляющее число противника подавило бы в буквальном смысле этого слова, если бы в зал не вбежала последняя посланная за подмогой крыса Красы. Все как-то забыли, что был еще один участник этого бардака, которого потопило вместе с кандалами. Любимая этого участника пришла на помощь, да не одна.

За крысой бежали белые волки, а за ними, пуская молнии из глаз и замораживая окружающее пространство, Марья Моревна.

— Руслан!!! — разнесся по залу гневный женский зов.

***

Я не спала, но не могла ответить – губы не шевелились. Искры света манили, но свинцовые веки держали глаза закрытыми. Кинжал ощущался холодным куском льда, но больно не было. Довольно безрадостное окончание, да? Лежу, все слышу, но вновь ничего не могу предпринять.

По разговорам узнала, что меня собираются вынести наверх и вылечить. Хорошая новость. Чувствую чужие сильные руки и свое безвольное тело на них. Все-таки Сема – хороший парень. Выживу, схожу с ним на свидание. На нормальное свидание, когда девушка не зеленая и в подранном платье летает на метле, а часа два наводит марафет у зеркала, выбирает платье и нервничает до тошноты. И парень делает такой девушке предложение не вынужденно, а опираясь на ее красоту и положение в обществе.

Плохая новость – у нас не вышло убраться из зала. Скрежет солдатских доспехов ни с чем не спутаешь, и он приближался, подгоняемый королевскими приказами убить всех, кроме меня. Умереть на зло, что ли? За такие мысли Краса настучала бы по макушке. Рада, что она так и не научилась читать мысли.

Чувствую, как мужские руки дрогнули, желая взять меч и биться, но не решились бросить мое тело. Кажется, Сема шептал нечто успокаивающее, обещал, что мы выберемся.

Воины упорно шли, увязая в волосах. Нам мог настать конец в любой момент. Но тут я услышала волчий вой, а затем резко упала температура. Судя по всему, в ритуальном зале стало весело, как никогда. Рычание перемежалось с предсмертными хрипами и криками Марьи, зовущей Руслана.



Елена Троицкая

Отредактировано: 03.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться