Ведьма вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 41. Вместо эпилога

Что дальше? Ничего интересного. Счастливый конец. Все живы, все довольны. Везде воцарился мир.

Королевский замок превратился в красочные руины. Дедуля снес его, когда за нами гнался. Не нужно говорить, что от такого факта Руслан и Семион пребывали в восторге. Вон ходят, археологи, и думают о вечном. Лица полны скорби и просветления, сейчас на небо вознесутся. Серьезно, лица такие, будто их удар хватит в любой момент. Чего это они? Всего один из многих замков, у них же где-то ближе к центру дворец есть.

Так вот, чтобы не скучали, я их заставила свое зеркало искать. Обещала: если найдут, удалю лягушачьи лапки и крысиные хвосты. Нашли его за час – молодцы тимуровцы!

— Подруга, — лукаво улыбнулась королева крыс. — Покажи, что теперь ты умеешь.

Ах, да! Пока мы шли обратно, то всё изучали глюки моей магии и поняли, в чем зарыта фишка. Лель и Анку являются противоположностями, а я эти противоположности в себе сочетала. Не удивительно, что не удавалось создать ровного потока и выброса магии для выполнения заклятий. И тогда решение этой проблеме нашлось!

Я смущенно пригладила остатки грязной юбки, заправила за уши волосы и достала из волос яблоневую ветку. Придется ее скрывать: только верховная ведьма имела право обладать магическим посохом, а теперь он был и у меня.

Люди верят в миф о волшебных палочках. Они же посохи. Доподлинно известно всего о трех посохах, которые передавались либо по праву крови, либо с титулом. Как скипетр власти короля. И каждый из посохов обладал необыкновенной силой. У верховной являл собой чистую магию тьмы. А мой – еще необычнее. И получился он из той первой ожившей яблоневой веточки. Дело в том, что веточка отломилась и так и осталась в моей руке. Рану подруга заживила, веточку сохранила. А когда я пришла в себя, оказалось, веточка превратилась в настоящий магический посох.

Волшебная ветвь потеплела в руках, потяжелела, вырастая до земли в красивый витой посох с навершием из золотого яблока в окружении белых цветов. Удар о землю повлек незамедлительную реакцию. Под ногами зашевелились камни, ожила земля, и на глазах людей вырос дворец. По размеру он составлял лишь треть замка, но был значительно красивее.

— Если верховная узнает о существовании такого могучего артефакта, то она на тебя войной пойдет.

— Побоится.

— Да уж, против силы созидания и мне стремно, Милочка.

— Хочешь? — небрежно передаю посох.

— Тебе нужнее, — отмахнулась она. — Не забывай, кем ты являешься. Рано или поздно об этом узнают все.

Я поморщилась, а благодарные королевские сыны уже исследовали новые просторы.

Весь день мы отдыхали, болтали и расставляли все точки над «ё». Руслан оказался не таким плохим, как я думала. Просто тяжёлое детство сказалось. Отец сделал из него королевского шпиона и наемного убийцу – два в одном. Так что, все вопросы этот мужчина решал самым действенным методом. Есть проблема, есть человек, из-за которого эта проблема. Решение: нет человека – нет проблем. Но на отца руку поднять он не смог. Хотя должен был, когда понял, что у бати крыша поехала.

Еще узнала, что Руслан Салтаныч даже в страшном сне не мечтает быть королем. На примере отца он увидел, какая это нервная робота. Но согласился остаться в тайной службе, где и был до начала всей этой затеи с жертвами-невестами.

Кстати, по поводу невесты. Краса сгоняла на метле за священником. Вернулась вся облитая святой водой и провонявшая ладаном, но с добычей. Толстенький дядечка в рясе пинался, брыкался, орал молитвы, но был просто обязан поженить любящую пару: Марью и Руслана. Честь ему за это и хвала. А за преждевременную седину мы прибавили монетку.

Принц зайцев, то есть Алеша, пропал без вести. Никто не видел его в ритуальном зале, когда началось веселье. Никита и Иван погибли, это известно точно. А Алеша сбежал. Честь ему за это и хвала, если не вернется – двойная. Уверена, он приживется в местных лесах и станет грозой волков. Может, даже найдет ведьму, та его расколдует и заживет он где-то далеко. Потому что если он вернется, его будет ждать добрый клыкастый Руслан, жаждущий разместить голову братца у себя на стенке ушами вверх.

Сема, как все уже поняли, был посажен на трон.

Сажали все! Особенно старался конь. Младшенький не хотел быть королем и всячески отнекивался. Хук копытом его убедил.

Красе еще раз пришлось покидать дворец, в этот раз, таща из столицы Сабинского королевства надлежащие регалии власти и людей, ответственных за принятие власти. Вернулась подруга злая, с тремя министрами и с криком, что больше никуда не полетит.

Похотливые дедушки-министры хотели все поучаствовать в оргии, на которую она якобы их приглашала. И всю дорогу ее щупали, лапали и совершали другие действия эротического характера. А нечего было их в кроликов превращать (почему опять в кроликов?)! И не важно, что только так она могла транспортировать трех старичков. Нужно было потратить время и привязку сделать, а не срываться в полет.

Сразу, как пятая точка Семиона Салтаныча коснулась трона, а корона заняла положенное место на голове, коня ударило о каменный пол, и перед нами предстал еще один принц – Игнасио Кавальетти из королевства Архалиск. Предстал он ненадолго, так как был изгнан на поиски одежды. А то счастливый бывший конь слишком светил голым задом, прыгая перед всеми и делясь радостью.

Рапунцель и Гробыня избавились от своих проклятий. Причем последняя утверждала, что из-за всего случившегося вообще спать нормально не сможет. Сказала: я ей буду в кошмарах являться на пару с королем. А мне казалось, у нее нервы крепкие. Кстати, свое настоящее имя она так и не назвала. Засмущалась и пробубнила нечто неразборчивое, что и новое ей нравится.

И тут встал вопрос с женитьбой Семы. Понятное дело, королю положена жена, одна из нас трех свободных и не замужних. Естественно, блондинчик тут же пошел с этим предложением ко мне. Но на его пути моментально встала Краса.



Елена Троицкая

Отредактировано: 03.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться