Ведьма всегда против!

Размер шрифта: - +

Глава 28

Новое начало

 

За полгода моя квартира превратилась в склеп. Все поверхности покрывал толстый слой пыли. Комнатные растения засохли, их пожухлые листья грустно свисали с вазонов, стоящих на подоконниках. Похоже, никто не бывал здесь с того момента, как я покинула своё жилище. Это и не удивительно. Родственников у меня нет. А соседка баба Нюра сама еле передвигается, навряд ли ей есть дело до сохнущих растений. Хотя, скорее всего, мою квартиру просто опечатали, а меня объявили пропавшей без вести.

 

На деле, так оно и было. Ведь я не могла никого предупредить, всё произошло спонтанно. А если бы и могла, это было бы верхом глупости. Окружающие тогда однозначно решили бы, что я сошла с ума. Того же эффекта можно добиться, просто заорав во всё горло, что я отправляюсь в Нарнию, и в придачу, с разгону сигануть в шкаф.

И сердобольные люди вызовут мне добрых дядей-врачей, в комплекте со смирительной рубашкой, которые любезно предоставят мне комнату с мягкими стенами. Хотя, конечно, это я утрирую, смирительные рубашки уже давно не используют, а мягких стен в сумасшедших домах сроду никогда не было. Но все же, добрых докторов психиатров, которые «и тебя вылечат, и меня вылечат», никто не отменял. Так что, скорее всего, мне нужно будет явиться в правоохранительные органы, чтоб доказать, что я живая и здоровая. Но сейчас, главная задача прозондировать почву, так сказать. И легче всего узнать, какой мне дали статус, это пойти поговорить с баб Нюрой.

 

О том, что было до моего возвращения, я запретила себе вспоминать. Пока что не хотела анализировать и думать обо всем произошедшем. Решать что-то в данную минуту не хотелось. Для меня возвращение в привычную среду обитания оказалось сравнимо отдыху во время непрерывного забега. И для того, чтобы я не возвращалась к сложным и неприятным мыслям, решила заняться уборкой, благо, все необходимое в доме имелось.

 

Протерев все мыслимые и немыслимые поверхности, были даже и такие, о которых я ни сном ни духом. Устало осела на диван. Электричество, к счастью, не отключили; воду, конечно, перекрыли, но открыть кран мне ничего не стоило. Стиральная машинка гудела, с улицы были слышны шум, гомон и сигналы машин. После проживания в мире, где абсолютно отсутствует технический прогресс, привычный мир, казался слишком громким, и эта непереносимая какофония звуков была особенно заметна.

 

После физической работы, мне неимоверно хотелось есть. В холодильнике было пусто, и это радовало. Кто-то здесь все-таки немного похозяйничал. Я была благодарна ему за это, пустой холодильник намного лучше, чем забитый порчеными и заплесневелыми продуктами. Деньги, что хранились на полке, в банке из-под китайского чая, были не тронуты. Можно было сходить за чем-нибудь съестным. Но предо мной предстал еще один вопрос, если квартиру опечатали, смогу ли я выйти?

 

Перерыв всё в поисках ключей, всё-таки отыскала старую связку, но они не подошли. Замок оказался другой. Похоже, старый срезали, ведь, возвращаясь домой, я закрываю дверь на внутренний замок, который ключом снаружи не открыть. И скорее всего, когда соседка заметила, что я не выхожу из дома, забила тревогу. У баб Нюры тоже есть ключи от моей квартиры, на случай, если я потеряю свои. Вероятно, она вместе с блюстителем закона, пыталась открыть квартиру, а когда ничего не вышло, работники полиции просто сорвали замок, и заменили его другим.

 

Обессилено прислонилась лбом к двери. Открыть старый дверной замок для меня не проблема, повозилась бы немного конечно, но открыла бы. А вот с новым такое провернуть не получится, это то же самое, что пытаться зубочисткой заколоть слона. Эффекта ноль. От огорчения хотелось завыть. Ну вот, что мне теперь делать, орать как оглашенной и стучать в стены, авось кто откликнется? Раздражение заворочалось внутри, тщетно подергав ручку, в бессильной злобе хлопнула раскрытой ладонью по двери. В тот же миг в замке что-то щелкнуло, и дверь поддалась, открываясь. Ну, ничего себе! Я была поражена такому повороту событий. И только сейчас заметила что тонких, серебряных браслетов на мне нет. Думать о том, как так получилось, у меня не было желания. Желудок запел песню влюбленного кита, и я силилась вспомнить, когда в последний раз что-нибудь ела.

 

Город оглушил меня своим шумом и суетой. Оказывается, я отвыкла от городской жизни. Мне было дико смотреть, как люди, словно муравьи, снуют вокруг, ни на секунду не останавливаясь и ни на что не обращая внимания. А буквально полгода назад, я была такой же. Безликой, одной из многих, не поднимающей голову от земли и не оглядывающейся по сторонам, непрерывно спешащей по своим делам. Закупившись едой, вернулась домой. На полу у квартиры сиротливо валялась бумажка с печатью и подписью служителя правоохранительных органов. Мне было необходимо срочно восстановить себя как личность. А то как-то неловко даже. Ещё примет кто-то за вора-домушника. Запланировав сделать это в ближайшие дни, с чистой совестью предалась греху чревоугодия. Потому как невероятно соскучилась по сладкому. Половина закупленного мною были сладости.

 

Но планам не суждено было сбыться. Утром меня разбудил шум за дверью и разговор на повышенных тонах. И каково было моё удивление, когда я заспанная, взлохмаченная, со следами засохшей слюны на лице, выползла за дверь, а предо мной предстали напуганная баба Нюра и молодой полицейский. Который в ответ на крики бабули только устало закатывал глаза. И в момент, очередного демонстративного закатывания глаз парнем, я выдала сиплым голосом:

 

- Припадочный что ли? – участники спора, не заметившие, как отворилась дверь, испуганно замерли. Лицо блюстителя закона вытянулось от удивления. А я, чувствуя спросонку необъяснимое раздражение, неловко переступила с ноги на ногу и спросила. – Что надо?



irinamudra

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться