Ведьма всегда против!

Размер шрифта: - +

Глава 7

Лихо

 

До западных границ на метле добралась быстро. Леший и Афоня ветряным смерчем скользили следом. Никодим дома остался – поддержка в лице двух лесных духов была вполне внушительной. Правда, объёмистая сумка, что каждый раз ощутимо ударялась мне в спину, напоминала, что и домовой не дремлет, тоже старается внести свою лепту в нашу спасательную миссию.

Западная часть лесов была не в таком уж плачевном состоянии, хотя тропы также были заросшие. Наличествовали непроходимые заросли, но всё же здесь лес имел более пригожий вид.

Кикимора стояла на широкой поляне, ожидая нас. Опустившись на землю, не мешкая пошла к управительнице западной части моего леса.

– Здравствуйте, бабушка! Как дела Ваши идут?

Застывшая на месте кикимора вздрогнула, а затем поклонилась сиплым голосом жалуясь на свои беды:

– Совсем Лихо распоясалось. Вчерась сына сельского старосты в лес заманило. Я поспела вовремя – не сгинуло дитё. Да только люди лютуют на меня. Не ведают они про Лихо. Грозятся лес поджечь, – выдохнула кикимора. – Выручай, лесная хозяйка.

В ответ я только вздохнула. Нужно теперь и с деревенскими переговорить. Успокоить людей, а то чего доброго и правда подожгут лес.

Говорить было не о чем, и так ясно, что за Лихом идти надо. Махнула своим помощникам, чтобы двигались к кромке леса. Первым делом нужно охранные деревья посадить, за тем тропы заговорить. Чтобы люд крестьянский не плутал по лесу, а всегда дорогу находил.

На окраине леса увидела поломанные могучие деревья. Сухие совсем, некоторые выдернуты с корнем были, другие просто сломаны под корень.

– Афоний, где новые охранные деревья положено сажать? – спросила я.

– Так, Велимирушка, на месте сломанного и нужно, – виновато пожал плечами младший дух.

Обходя по кругу одну из коряг размышляла как быть.

– Вот что, Данко, вы здесь с Афонием разберитесь с деревьями. А я Лихо пойду искать, как вернусь, так охранные деревья и посадим, – конечно, это было самоуверенно, но работы невпроворот. А покидать сердце леса мне пока опасно.

Данко упрямо сложил руки на груди и сощурил синие как небо глаза.

– Вот что, Велимира, – в тон мне отвечал он, – коль меня взяла в помощники, так и не отбрасывай от ратного дела. А деревья медведь уберёт – Афоний поруководит им. Вдвоём пришли, вдвоём и пойдём Лихо ловить.

Досадливо вздохнув благоразумно промолчала. Мне много чего сказать хотелось, но только дело-то серьёзное. Лихо баловать не станет, ведьма не ведьма, а ему без разницы кого сожрать.

– Ну что же, бабушка, показывай где Лихо сидит. Будем пытаться побороть, – довольная усмешка Данко раздражала. Но, как не крути, последнее слово осталось за ним в этот раз.

Выдвинувшись в путь по тропе, что вела в самую чащу леса, шли бок о бок. И вроде бы складно всё получалось: дорога нашлась, из-за деревьев пока никто не выскакивал. Да только тревожно мне было – паниковать рано, но предупредить Данко чтобы смотрел в оба лишний раз стоило.

– Смотри в оба, тревожно мне что-то, – прошептала ему на ухо, чтобы кикимора идущая чуть впереди не услышала.

Чащоба всё густела и густела, лес становился хмурым, неприветливым, птичьих трелей слышно не было, только ветер шелестел. Нашёптывая свою тревожную песню.

Наша троица шла по запущенной дорожке, а потом и вовсе пришлось сойти с тропинки. Сумрачный лес, стал молчаливым и пугающим. Как так вышло, что мы с Данко шли первыми, я не знаю. Кикимора оказалась за нашими спинами и молча семенила следом.

Широкая полутёмная поляна была скорее всего обиталищем Лихо. Здесь едко пахло отчаяньем и безысходностью. Огромный плоский валун поросший мхом был похож на высокое лежбище.

– А где же Ваше Лихо, бабушка? – Спросил Данко обернувшись к кикиморе.

 Ответа не последовало. Отвлёкшись от рассматривания поляны, слегка повернулась к нему, желая узнать почему мой леший застыл на месте. От увиденного едва не обомлела. Над Данко нависла вовсе не кикимора, а тонкое существо. Высокое, худое Лихо, оно было похоже на жилистого простоволосого мужчину. Седого, но не старого. Длинные костлявые руки не выглядели сильными, но хватка у этой твари была железная. На узком лице с тонкими чертами был всего один глаз, посреди лба.

 Лихо оказалось очень коварным и хитрым. Оно знало страхи и сомнения каждого, могло разгадать чего ты боишься больше всего. Стоит прямо посмотреть на него, и оно одурманит твой разум. То, что приносит Лихо людям – это страдания. Своим шепотом оно внушает человеку реальность всех его страхов и сомнений. И когда человек впадает в глубокое отчаяние, тварь поглощает жизненную силу. Конечно, я знала, что Лихо умеет перевоплощаться в своих жертв. Но знать и столкнуться в реальности с этим – разные вещи. 

Зная о том, что смотреть прямо на Лихо нельзя, я из кармана передника, достала зеркало. Казалось, Данко осунулся весь, его лицо выражало вселенскую печаль и обреченность. А Лихо ловко шептало ему в ухо всякие ужасы и унылые вещи. Единственный глаз смотрел на моего лешего, а руки цепко сжимали плечи.



irinamudra

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться