Ведьма всегда против!

Размер шрифта: - +

Глава 9

Последствия и дальнейшие шаги

 

Приходить в себя с чувством, словно тебя побили палками, после каждого происшествия – похоже, стало моей традицией. Открыв глаза, поразилась увиденному: с разных сторон послышались оханья и аханья, а бабуля Аглая склонилась надо мной.

– Ты шо, совсем головой слабая, да? – она смотрела очень укоризненно. – Совсем сдурела, девка?

От бабкиного напора я только растерянно хлопала глазами в ответ. Никодим помог мне сесть на постели, Данко, опустив голову, мялся у порога. Гешка уселся в ногах, отдавливая их – как только кровать не развалилась под ним?

Вся братия была в сборе, что настораживало, как и то, что дом был вовсе не мой, кровати-то у меня такой странной не имелось.

– Чего головой вертишь, окаянная? У меня в избе сидим, тебя, дурную, спасаем, – проворчала она.

– А сколько я...

– Так неделю лежишь, бестолочь, чуть не померла, – ядовито изрекла Аглая. – Ну шо ты глазами хлопаешь? Кто разрешал тебе к божествам взывать, я спрашиваю? Там какую силище нужно иметь и столько же сквозь себя пропустить! А ты? Научилась накапливать с гулькин нос, а уже лезешь. Кобыле ногу куют, а жаба и себе подставляет. Тьфу ты, окаянная! – ругалась Аглая.

– Бабушка...

– Ну что бабушка, что бабушка? Я как услышала твой зов, чуть сама не померла! – причитала ведьма. – Сама на метле, а избу по земле пустила, как знала, что ты совсем слаба будешь, – она замолчала ненадолго. – Пришёл-то Святобор к тебе на выручку, знаю. А кого хоть звала?

– Так его и звала...

– Совсем сдурела, девка! – заорала ведьма. – Марфа!

Ведьма с криком вскочила на ноги пыхтя от праведного гнева.

– Розги! Неси скорее, а то голыми руками задушу эту полоумную!

Мои глаза округлились от услышанной угрозы, испугавшись, я подскочила и перекатилась через кровать. Бабуля засучила один рукав, показывая, что её намеренья наказать меня, как нашкодившего ребенка, вполне серьёзны. Задержать Аглаю кинулся Никодим и Данко.

– Тетушка Аглая, да Вы что! Она же только очнулась! Нельзя её бить, – уговаривал Данко, я даже умилилась слегка. – Но вот уже завтра я сам помогу в этом деле!

Наверное, от удивления у меня вытянулось лицо, я до глубины души была поражена таким  вероломством.

– Правильно паренёк говорит, Аглаюшка. Завтра накажешь, завтра! А сегодня объясни дурочке, что не ровен час так и к праотцам отправиться. Поясни, да не кричи, смотри девка зашуганная какая. Сама вспомни какой бедовой была, – ворча себе под нос, просеменила мимо ведьмы старая домовая. У неё были седые волосы, и казалось, будто крошечная старушка вот-вот развалится. – А ты, Никодим, покорми давай. Да пошустрее, давай!

Мне оставалось только насторожено наблюдать за этим действом, стоя в углу на табуретке. Наверное, я бы и на стенку полезла от криков бабки Аглаи, вот только сил не было – ноги подрагивали от слабости, грозясь подогнуться в самый неподходящий момент.

– Марфа! – возмущенно заорала ведьма.

– А ты, молодой леший, подсоби-подсоби, донеси до постельки-то. Видишь стоит-шатается, вот-вот свалиться, сердешная, – недовольно бубнила домовая. – Ну не вопи, не вопи. Не научила внучку, вот и не вопи.

Данко снял меня со стула и уложил в кровать, но, помня его слова, сказанные бабке, не стала благодарить за помощь. Наверное, перепалки с Марфой у моей бабки случались не часто, Аглая стояла, опустив голову, словно её пристыдили. А затем и вовсе развернулась и ушла хлопнув дверью.

– Молодая, глупая ещё, – ворчала Марфа.

– Кто? Бабуля? – удивлённо спросила я.

На что домовая Марфа засмеялась.

– Я ещё прабабке Аглаюшки служила. Для меня она дитя малое, а ты ешь скорее, она скоро прибежит –  успокоит свой норов и в избу возвратится.

И правда, стоило мне доесть кашу, как в дом вернулась моя бабка. Хмуро смерила меня взглядом и деловито пошла в дальнюю комнату, а вернувшись, бросила мне на колени талмуды.

– Вот смотри, безголовая, книги эти с собой в столицу возьмёшь! – пальцем ведьма указала на толстые книги. – Это мои рукописные. Там много такого, что тебе  пригодится. Но главное, – она выудила из кармана передника тонкую затертую тетрадь, – прабабке моей принадлежало.

Аглая искоса глянула на Марфу, та лишь улыбнулась.

– Здесь запрещенные ритуалы и заговоры. Может и сгодиться тебе, но смотри, внученька, учись с силой управляться. Задания себе по силам бери, ясно тебе?

Голос бабки был суров, но пропитан заботой, отчего я грустно улыбнулась. Давно обо мне никто не беспокоился.

– Прости, бабуля, испугалась я просто. Мы деревья садили, а тут эти рогатые неожиданно появились. Растерялась немного, – от воспоминаний меня тряхнуло. Опасность была как никогда близко.



irinamudra

Отредактировано: 20.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться