Ведьма выбирает сама

Размер шрифта: - +

Глава 2 Обрывки памяти

Приставленные Леонилом горничные помогли сменить испачканную одежду на местное платье, а ботинки на шелковые туфли. Платье было непривычно длинное, но без корсета и корсажа. Лиф украшен шелковой лентой, рукава к низу расширены, что не очень удобно, но зато красиво, по подолу — вышивка, изображающая птичек на ветках. Мягкая ткань приятно облегала тело, подчеркивая грудь и бедра.
Оставшись одна, Анна обследовала комнату, куда ее поселили. За дверью с вырезанными пляшущими девушками обнаружилась гардеробная. Большинство платьев оказались довольно простого кроя, вроде того, что сейчас на ней надето. Пять черных, три белых и одно зеленое с вышивкой. На Анну платья оказались длинноваты, да и в груди слишком тесные. Если верить рассказу Леонила, то это ее одежда, та, которую она носила в прошлой жизни.
Другие миры, перерождение, истинные браки — в голове не укладывается. Однако факты говорят сами за себя. Далеко не все услышанное ею сегодня — ложь.
Анна вернулась в комнату и села за столик у окна. В ящике нашлась стопка листов и несколько ручек. Хорошо, что не пергамент и перья. Впрочем, хоть здесь и пользуются магией, но на средневековье мир не похож.
Анна задумчиво принялась чертить на бумаге. Итак, какими фактами она располагает? Она в другом мире. Отрицать это и дальше глупо. Можно, конечно, предположить, что она рехнулась, но психические заболевания просто так не возникают. Предрасположенности у нее нет, да и комиссию она проходила всего месяц назад, и психиатр не выявил отклонений.
Что еще?
Ее похитил и силой удерживает невероятно харизматичный красавец… Так. Стоп. Почему красавец? Определенно, ее внезапно вспыхнувшие чувства к похитителю не поддаются логическому объяснению. Однако они есть.
Леонил утверждает, что она — его истинная пара, если принять на веру это утверждение, то тогда ее тяга к нему вполне объяснима. Даже то, что он оборачивается змеем не вызывает ни страха, ни отторжения. Будто подобное в порядке вещей.
Анна вздохнула, и устало потерла виски. Голова раскалывается от всего, что случилось.
Домой ее не отпустят, Леонил ясно дал понять, что это не стоит даже обговаривать. Выбираться придется самостоятельно, помощи ждать неоткуда.
Анна снова принялась бесцельно водить ручкой по бумаге.
Стоит сделать вид, что приняла правила игры и присмотреться. Лазейка обязательно найдется, ведь даже если тебя съели, то есть как минимум два выхода.
В первую очередь нужно узнать, чего на самом деле хочет этот новоявленный муженек.
Анна снова вздохнула. Она никогда не умела общаться с мужчинами. Весь ее опыт ограничивался двумя любовниками. Первым был однокурсник, ухаживаниям которого она уступила в попытке понять, что такое близость и почему все в таком восторге от этого процесса. Они встречались почти месяц, пока Анне не надоело тратить время на бесцельно времяпровождение.
Вторым был женатый коллега. С ним она связалась, устав от одиночества. Хотелось хоть иллюзии тепла, но все оказалось таким же пресным и скучным, как в первый раз.
И вот теперь появляется рыжий псих, и ее тело замирает, словно натянутая струна в ожидании прикосновения.
Страшно.
Рисунок на листе бумаги превратился в фантасмагорическое переплетение петель и геометрических фигур. Анна скомкала его и, не найдя урны, спрятала в ящик стола.
— Государыня, Его Величество просит вас спуститься к ужину, — горничная вошла неслышно, и Анна вздрогнула, услышав ее голос.
— Хорошо.
— Я проведу вас.
Леонил ждал ее в саду. Для них накрыли небольшой круглый столик в мраморной беседке. Неподалеку играли невидимые музыканты, и ненавязчивая мелодия искусно сплеталась с журчанием фонтана.
Леонил привел себя в порядок, и теперь красовался в белом костюме. Дублет с широкими рукавами странно смотрелся в сочетании с вполне современными зауженными к низу брюками.
Встав при появлении Анны, Леонил лично подвинул ей стул и коротким жестом отпустил горничную.
 Блюда выглядели необычно, но аппетитно. Понадеявшись, что змей украл ее не для того, чтобы отравить, Анна без стеснения наложила себе полную тарелку. До этого момента она не осознавала, как сильно проголодалась.
— Приятного.
— Надеюсь, тебе понравиться. В прошлой жизни ты любила золотой салат, — Леонил показал на смесь похожих на кукурузу зерен с белыми горошинами.
— Расскажи, как ты меня нашел, — попросила Анна, с сомнением посматривая на предложенное блюдо.
— По зову души.
— Звучит романтично. А если серьезно? — она все-таки решилась и насыпала пару ложек золотого салата.
— Ты умерла, и твоя душа отправилась в тонкий мир. Я, к сожалению, смог отправиться на твои поиски не сразу, и ты успела переродиться. Оставалось надеяться только на крепость брачных уз. Они и после смерти соединяли нас. Я проверил бессчетное множество миров, и, наконец, оказался в твоем мире. Мне потребовалось около года, чтобы найти тебя. Наша связь все так же крепка, но смерть и расстояние исказили ее, поэтому пришлось потратить больше времени, чем я рассчитывал.
— Что, если ты ошибся и я не твоя жена?
— Исключено, — Леонил закатал рукав, показывая татуировку в виде солнца, два из семи лучей которого обхватывали запястье на манер браслета. — Посмотри на свою руку.
Анна послушно закатала рукав — ничего.
— На правой, — подсказал Леонил.
Анна оголила вторую руку и замерла: раньше этой татуировки не было. Она никогда не изменяла свое тело, не делала ни тату, ни пирсинг, ни модную последнее время лоскутную покраску кожи.
Сердце замерло от нахлынувшего ужаса: что еще в ней изменилось? Анна коснулась рисунка на коже, и тревога резко сменилась спокойствием. Слишком резко. Так не бывает.
Анна потерла лоб, пытаясь совладать с эмоциями, неестественность которых пугала ее все больше.
— Символ единства душ отметил нас после свадебной церемонии. Мы соединились перед лицом Великой Матери, и теперь даже смерть не способна нас разлучить.
— Кошмар, — Анна представила тяжелые железные кандалы, которые сковали их с Леонилом. Все жизни — с одним мужиком без права выбора и альтернативы. — А избавиться от этих цепей как?
Стоило задать вопрос, как сердце пронзила боль, и стало дурно: мысль потерять Леонила оказалась пугающей до обморочного состояния.
— Не бойся. Мы связаны навечно. Никто и ничто нас не разлучит.
— Я тебя поняла, — Анна едва не задохнулась от охватившей ее радости. Чувства словно взбесились, перестав подчиняться логике и разуму. Без влияния извне здесь явно не обошлось. Наверняка как раз во время свадьбы ее и запрограммировали на любовь к этому рыжему. Надо было учиться на психолога, сейчас бы все тонкости процесса видела как на ладони.
— Теперь, когда я тебя нашел, связь восстановилась в полном объеме. Я всегда буду знать, где ты, и смогу тебя найти за считанные минуты.
— С какой целью ты меня похитил? — Анна попробовала золотой салат, но вкуса не ощутила. Все ее внимание было приковано к змею.
— Эгида, любимая, я не похищал тебя. Я вернул тебя. Согласись восстановить память, и ты все поймешь сама.
— Ты хочешь, чтобы меня убедили в существовании того, чего не было? — напрямую спросила Анна, отложив вилку.
— Конечно, нет! — Леонил удивленно посмотрел на нее. — Я хочу, чтоб ты снова стала собой. Вспомнила свою прошлую жизнь, вспомнила меня! Поверь, у меня в мыслях нет навредить тебе! Ведь ты — моя жена, моя судьба. Ты ведь сама это понимаешь. Прислушайся к себе, ты любишь меня не меньше, чем я тебя.
— Мы любим друг друга, потому что нам это приказали во время свадебного обряда, — Анна не сводила с мужа внимательного взгляда.
— Истинная любовь не повинность, а величайшее благо, которое Великая Мать дарит своим детям, — Леонил накрыл ее ладонь своей, и Анна поняла, что не может больше противиться.
— Хорошо, я сделаю то, что ты хочешь, но я боюсь. Что со мной произойдет? Каким способом мне будут возвращать память?
— Ты посмотришь в глаза богини, и она восстановит то, что утратила твоя душа.
— Звучит страшно. Скажи, я после этого останусь собой?
— Конечно. Просто будешь знать то, что забыла.
— Сейчас. — Анна резко поднялась со стула. — Пойдем сейчас.
Леонил молча встал и подал ей руку. Так же в тишине они прошли к порталу и перенеслись в храм.
Анна замерла напротив статуи. Зеленые глаза Великой Матери холодно смотрели на нее, а в душе снова зашевелился червячок сомнения.
Леонил, как и в первый раз, встал у нее за спиной.
— Зачем ты это делаешь? — Анна нервно повела плечом.
— Чтобы поддержать тебя.
— Не нужно. Я сама.
Анна удивилась, когда змей послушался и отступил на три шага. Что ж, раз решилась, надо идти до конца. Без молчаливого присутствия Леонила за спиной стало одиноко и грустно. Анна едва сдержалась, чтоб не обхватить себя руками.
Снова послышалось пение акапелла. На этот раз мелодию творил один голос, а не хор, но ощущение полета возникло точно так же, как и во время первой попытки. Легко. Свободно. Тело онемело и перестало слушаться, но это и не нужно. Великая мать наклонилась, разглядывая ее, и Анна затаила дыхание. Душу переполняли восторг и преклонение.
Глаза затуманило, а в голове словно взорвался склад с феерверками.
Мешанина из ярких картин и событий ошеломила, и Анна не сразу смогла вычленить ясные образы.



Адика Олефир

Отредактировано: 01.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: