Ведьма выбирает сама

Размер шрифта: - +

Глава 4 Зеркало памяти

Праздничное настроение охватило Анну. Не было ни сил, ни желания сопротивляться нахлынувшим эмоциям. Возможно, сказалась усталость после ментального путешествия, а возможно, она, наконец, поверила, что ее чувства настоящие.
Анна прижалась к Леонилу, радуясь его объятиям, как влюбленная девчонка. Любовь ведь приносит только счастье, правда?
После праздничного выезда пришло время бала в городском саду. Пройдя свозь золотые ворота, Анна оказалась в царстве огромных, в человеческий рост, синих цветов. Толстые стебли тянулись к небу, а гигантские колокольчики нависали над землей, словно летающие шатры.
— Что это?
Чашечка диковинного растения висела над ней, словно купол культового здания.
— Глауренция. В глубине сада есть цветы еще большего размера.
— В них и жить можно, — Анна подняла взгляд вверх, рассматривая светящиеся тычинки.
— Жить в них опасно. Запах цветов привлекает хищников, которые любят лакомиться пыльцой. Так что такое жилище по несколько раз за день придется защищать от зверей, которые и человека запросто загрызть могут. Если хочешь, можем завтра съездить в лес глауренции, я покажу тебе, как рыкси и цыломены добывают пыльцу.
— Разве это безопасно?
— Со мной тебе нечего бояться.
Анна встретилась с его теплым взглядом и потерялась в нем. Вокруг шумело празднество, но она не замечала ничего и никого кроме Леонила.
Даже чашечка цветка, которая оказалась размером с банкетный зал, и под которой устроили танцы, не смогла отвлечь Анну от созерцания любимого.
Леонил вел ее в танце, который, неожиданно, оказался знакомым. Анна никогда не любила танцевать, но тут тело само знало каждое движение, и выполняло его с заученной ловкостью. Впрочем, раз она вернула себе память о событиях, почему бы не вернуться и памяти об умениях?
Здесь же в саду накрыли столы, за которыми уместилось полгорода, но Анна мало внимания обращала на то, что творилось вокруг. Лишь когда Леонил вывел ее из круга танцующих, заметила, что уже вечер. Красная луна окрашивала все вокруг в огненные цветы, а большие, с пол-ладони, светляки, небольшими роями носились между цветами, придавая саду романтичный вид.
— Если хочешь, мы уже можем удалиться, — предложил Леонил.
— Да, — Анна не сомневалась ни секунды.
Словно почувствовав ее настроение, он начал целоваться еще в карете. Анна, отбросив страхи и сомнения, вся отдалась чувствам.
Дорога пролетела незаметно, а внутренние порталы замка позволили перенестись в спальню почти мгновенно. Желание было слишком сильным, чтоб сопротивляться. Анна позволила сорвать с себя платье и повалить на кровать. На этот не было ни сомнения, ни страха.
Ласки Леонила становились все откровенней, а поцелуи все жарче. Никогда раньше Анна не испытывала подобного удовольствия с мужчиной. Она стремилась подарить мужу не меньше страсти, чем получила от него. Наслаждение в этот раз было обоюдным и не имело привкуса горечи.
Усталая, но довольная, Анна уснула в объятиях Леонила.
Проснулась она среди ночи. Открыла глаза и с минуту лежала, смотря в полумрак комнаты, потом встала и направилась в гардеробную. Память вернулась, пойманные в мире мертвых воспоминания сложились в цельную картину, которую нужно было осмыслить. Лучше всего это делать с зеркалом памяти.
Войдя в гардеробную, Анна вынула две свечи из канделябров. Все же свечи здесь были восковые, а не электрические, и загорались они благодаря простенькому заклинанию, а не датчикам движения.
Легким усилием воли Анна погасила свечи, оставив гореть только те две, которые держала в руках.
Ростовое зеркало слишком большое. Сейчас ей это не нужно. Хватит и того, что возле туалетного столика. Ногой подтянув пуфик, Анна села и прикрепила свечи на поверхности стола так, чтобы их свечение отображалось в зеркале. Теперь можно и отпустить память на свободу.
Анна посмотрела в глаза своему отражению.

Это случилось давно.

Золотой Дракон дремал на берегу озера, когда к нему подъехал крытый парусиной фургон. Серый толстенький ослик меланхолично принялся жевать траву, а его хозяйка — человеческая девушка в остроконечной шляпе с широкими полями, спрыгнула на землю, подошла к ящеру, чья голова возвышалась над ней, будто холм и спросила:

— Ты — рыжий?

— Да, — опешил дракон, но тут же нахмурился. — Тебе какое дело?

— Отлично, — девушка подбоченилась и оценивающе посмотрела на него. — Я Эгида, и ты будешь моим мужем.

— Что?! — дракон сбросил остатки сонливости и в шоке наблюдал, как незваная гостья взяла ослика за повод и пошла прямехонько в пещеру. — Эй! Ты куда?!

— Быт обустраивать, — Эгида даже не обернулась. — Кстати, может представишься? Как тебя зовут?

— Не важно! — заревел дракон и пошел следом. — Ты зачем пришла? И кто ты такая?

— Я — ведьма. И я хочу замуж.

— А я тут при чем?

— Я гадала на суженого, и карты сказали, что мой муж рыжий и в чешуе. Ты в чешуе и рыжий, значит, ты и есть моя любовь и счастье.

— Да мало ли рыжих драконов?!

— Не волнуйся, — ведьма смерила его снисходительным взглядом. — Ты меня вполне устраиваешь.

Дракон со все возрастающей паникой смотрел, как ведьма остановила ослика возле пещеры и вошла внутрь.

— Да, уютом здесь и не пахнет, — раздался из глубины ее голос.

— Выходи! Это мое жилище!

— Наше, дорогой, наше. К слову, может, оборотишься? А то тебя в зверином обличье целовать неудобно.

— Нет! — испуганно отшатнувшись, дракон взмахнул крыльями и исчез за горизонтом.

Охота на оленей в Изумрудном лесу успокоила его нервы, и домой он возвращался уже в хорошем расположении духа. Бросив добычу у входа, он зевнул, и тут услышал довольный голос:



Адика Олефир

Отредактировано: 01.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: