Ведьмесса Lite 1

Размер шрифта: - +

16. И жизнь...

Кому сказать, не поверят. Но с того самого дня в их с Риной отношениях будто нарушилось внутреннее  равновесие, как у корабля, покинувшего порт, чтобы навечно отдаться качке.

Штефан не знал, плохо это или хорошо, пройдет со временем или вымотает душу, заставит их еще больше друг-друга возненавидеть или сильнее полюбить. Не отгадывалась загадка, не складывалась картинка. Каких-то деталей в ней ему было отчаянно мало, а других — невыносимо много.

Он пробовал пару раз поговорить с женой, но постоянно натыкался на непроходимые границы, скрытые за несерьезностью, отрешенностью, неважностью и равнодушием. Сам не понимал, как, когда и по какой причине их отношения стали для Рины обыденностью. У других на это уходят годы, а она будто враз перегорела, лишь только замуж выскочила. Вроде привязана и потерять боится, но не дорожит, не ценит, на разговор не идет, улыбается, отшучивается и снова порхает по дому.

Зависает в сети, щебечет по скайпу, шутки глупые устраивает. Даже не знаешь, что тебя ожидает по возвращению с работы. То ли до черноты подгоревшие кастрюли. То ли местный почтальон, распивающий кофе на кухне, вместо того, чтобы почту разносить. То ли старуха-соседка, выпекающая что-то в духовке под видом обмена опытом. То ли, как в прошлый раз, оболваненный наголо ученик стекольщика.

 

А ведь как безобидно все начиналось — попросил жену проследить за рабочими, пока двери меняют. А оно вон как обернулось.

                                                             *****************

Как-то уж так получилось, но со временем наше скромное и редкое общение со Светкой вышло на новый виток. С одной стороны, конечно, в этом скука виновата. Штефан с утра до вечера — на работе, а я — одна, сама с собой тоскую. Ах, да, еще с этими, с монстрами приблудными. Ну а с ними сидеть — то еще удовольствие, ставшее совсем невыносимым после опрометчивого подписания брачного договора. То есть, конечно, о сделанном не жалею и, если что, снова повторю, но напряженности это не снимает.

Особенно основательно обиделась Совесть, с тех пор то зудит, то прячется, то прячется, то зудит. Вдобавок Интуиция перестала предсказывать, да наставлять, выскочит, вылетит, поругается — и обратно к себе уползет, будто в норку. А Внутренний голос вообще одичал, в другой раз на такое подвинет, хоть людям не показывайся после этого. Вот так и живем.

А тут — скайп, а у меня — масса времени, да и Светка — в положении до родов. Вот мы друг-друга и развлекаем.

— Привет, Светлячок! Будем сегодня лечить скуку или клиентов нет?

Подружка улыбается, чуть искажаясь опухшим от будущего материнства лицом:

— Клиенты всегда найдутся, только вот кажется, наша последняя выходка с почтальоном твоему не очень-то понравилась. Не слишком ругал? — кажется, в ее голосе кроме заботы мелькает еще что-то, знать бы, что…

Я поудобнее устраиваюсь у письменного стола, проверяю наклон камеры, ракурс, между делом объясняю:

— Само понятие ругни вымерло еще до Штефана. Как с тем ругаться, в ком огонька нет?

Светка не берется спорить, отспорили мы с ней уже, столько слов впустую перелили, столько ногтей  сломали, почти не дрались, зато ссорились в кровь.

— Лиса ты, Ришка, как есть Лиса. Себе — на пользу, мужикам — на погибель. Не жалко тебе их?

— А вот и не жалко! Пусть боятся! — в который раз удачно убегая от наболевшей темы, залажу с ногами в кресло, отхлебываю из бокала мартини, довольно мурлыкаю и перевожу стрелки, — Ну так что? Есть у тебя на сегодня клиентка или нет?

— А у тебя клиент есть? — Светкин интерес невыразительный, подспудный, в другой раз и не разберешь, для посторонних она кого-то ищет или для близких, нужен серьезный кандидат или сойдет любой другой, мужчина с планами на будущее или чисто поболтать.

Ну а мне — совсем без разницы, кого подсовывать. Одичала дома за пару месяцев, устала убирать, готовить, разве что два раза в неделю на курсы вождения ходить. Но на переполненных дорогах с сумасшедшими водителями и женатым инструктором особо не развлечешься. Вот мы и устроили со Светлячком сетевую брачную контору, идея — моя, реализация — двусторонняя, доходов — никаких, потраты — только на электричество, в загашнике — пять сложившихся пар, включая нашего почтальона. Сколько, гад, кофе перепил огромными пиалами! Мы уже было решили, это он ко мне желает пристроиться, а не к светкиным знакомым... Но нашлась и для этого Вальтера своя Беретта.

— Ну так что, есть клиент? — подруга напряженно елозит на стуле, неудобно ей с животом на кухне среди тарелок и кастрюлек. Но Ванька на беременность скидок не дает. Сказал, как отрезал: зал — только для своих и футбола. Вот и ведет Светка трансляцию от очага.

— Есть, конечно! Давай, звони! У нас второй день меняют окна. И мастер, и ученик — оба холостые. Мастер — солидный мужчина, ученик — молодчик на любителя, но и тот, и другой до русских невест охочи.

— Правда? Ну ладно. Сейчас позвоню, — подружка облегченно сползает со стула, выходит в коридор, тот же самый, знакомый, почти без мебели и с массой углов, будто специально лабиринтом строили.

Я тем временем разворачиваюсь к окну, натыкаюсь взглядом на сегодняшних кандидатов, которые о сватовстве — ни сном, ни духом, сгорбленно волокут куда-то старую стеклянную дверь.

Хлипковат, конечно, мальчишка, тот, который ученик, да и возрастом, кажется, не вышел. Но с другой стороны мастер может оказаться трагически женатым, если вообще не голубым... А разбивать отношения, пусть даже и не продуктивные — это не есть наша цель. Так что начнем с самых забитых…



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 25.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться