Ведьмесса Lite 3

Размер шрифта: - +

5. Без шансов

Рина истерила по нарастающей. Маг отчаянно пытался развеять живое существо. От Дитера советов не поступало. А в Карле всё выше поднималась злость. Нет, ну честное слово, детский сад какой-то. Невооружённым глазом видно, что пятым в салоне — не привидение, а человек. Правда, сильно помятый, пробежкой контуженый, страстный любитель фастфуда, но обычный человек.

А остальные вроде как не понимают. Будто вчера родились. 

Вот взять хоть мага — рукава закатал, чечётку пальцами отбивает, то ли вязать собрался, причём без спиц, то ли благополучно онемел и теперь азбукой для глухих развлекается. Тоже мне иномирный представитель цирка-шапито.

Запугали подростка. Вон как скукожился. Уже даже жалеет, что заглянул на огонёк. Свернулся в позе эмбриона, голову поглубже втянул, чтобы соседка ненароком мозги не вышибла. А та старается! Нет бы, на переднее сиденье пересесть, да за спинами мужчин спрятаться, как поступила бы нормальная баба. А в Рину будто вселился чёрт — лупит несчастного по чём попало, при этом не забывает причитать:

— Вот! На тебе! Чтоб тебе! А ну, вали к своим! Кому сказано! Нам посторонние призраки ни к чему!

Понимая, что без его вмешательства этот балаган продлиться до утра, Карл пронзительно свистнул. То ли звук действительно удался, то ли наоборот — не музыкально резанул по нервам. Но в салоне мгновенно установилась тишина.

В этой пронзительной тишине пророчески прозвучали слова мага:

— Слышь, Карл! Не хочу тебя пугать, но зря ты свистел…

Дополнительных объяснений не последовало, зато в непроглядной ночи при полном отсутствии шорохов и бликов внезапно послышались ответные присвистывания. Мурашки побежали по спине, причём не только по Карловой.

Звуки не стояли на месте, не прекращались, шли нота за нотой, повторялись, множились со всех сторон. Казалось, на клич соловья-разбойника слетается весь его безразмерный бандитский клан.

Под этот странный аккомпанемент Рина по-бабьи всхлипнула. Дитер закашлялся. Соседский подросток нервически икнул. Все дали Карлу почувствовать, как не к месту пришлась его самодеятельность.

— Да что я такого сделал? — оправдывался мужчина.

— Сейчас сам увидишь, — голос мага звучал угрожающе.

Люди в ожидании уставились в темноту.

                                                    ******************

— А ну сейчас же вызывай чертей! — Хулио резко тряс меня за плечи, вырывая из трясины страха, но в замен погружая в глубины недоумения.

Его тон не обещал ничего хорошего. Вот уже пару долгих минут мы сидели в полной темноте, в оцепенении, ожидая сами не зная чего. Робкие разрозненный посвистывания вне машины, снаружи усилились. Даже темнота, кажется, отступила, а ей на смену явился клейкий клочковатый туман и, будто снегом, принялся засыпать окна. Чувствовалось, как нас окружает что-то злое, угрожающее, медленно заключает в отвратительно плотный кокон.

Дитер, на чьих коленях я всё это время сидела, осторожно прикоснулся рукой к моему лицу, погладил по волосам. В отличие от Хулио он казался теперь равнодушно спокойным. Видно, по незнанию... Зато Карл не преминул отдаться любопытству:

— Погоди! Не пугай Лучше объясни, о чём речь? Какие черти? В последнее время меня всё чаще посещает странное чувство, что с момента отыскания нами этого проклятого склепа жизнь превратилась в какой-то затяжной кошмар. А сейчас этот кошмар приобретает просто угрожающие размеры.

— У нас нет времени на объяснения, — маг скрипнул зубами, рубанув кулаком по спинке переднего сидения.

Соседский недоросль, удобно устроившийся в нём, резко дёрнулся от толчка, правда безмолвно. Видно, не желал со спасителями ссориться, считал, лучше обычный бардак — внутри, чем необычный — снаружи.

Я тихо всхлипнула. Отчего-то нежность Дитера расстроила меня ещё сильней, чем чрезмерная резкость Хулио.

— Давай уже, рассказывай! 

— Как скажешь, — маг прокашлялся, будто проталкивая камень горлом, — Вир — источник, склеп — переход, по ту сторону — другие миры. Рина — хозяйка перехода. Мы — её рыцари, защита от реальной опасности. А черти — придворные — защита от опасности нереальной. Например, той, что сейчас снаружи, — он замолчал, потом внезапно грохнул голосом, — А эти сволочи без вести пропали! Сбежали последними трусами! Где теперь искать? Только у ведьмессы к ним — ментальная привязка. Только она может их позвать.

Маг замолчал. Остальные молчали тоже. Только мальчишка пыхтел, возможно, взвешивая, стоил ли среди идиотов оставаться или безопаснее сменить их общество на компанию привидений.

А я снова начала икать, прилипнув взглядом к лобовому стеклу, на котором прорех уже не осталось. Всё покрыто, всё затянуто, сквозь тьму тьмы не видать...

Наконец Дитер решился, осторожно прикоснулся к подбородку, повернул мою голову в свою сторону, прервав зрительный контакт со странной клейкой массой и, медленно проговаривая слова, спросил:

— Рина, дорогая, ты знаешь про чертей? — я кивнула, снова икнув в такт, — Хорошо. Ты можешь их позвать?

Его способ вести беседу, словно с маленьким ребёнком, вернул меня в детство вернул, но зато вывел из ступора. Я всхлипнула, вытерла скользящую по щеке слезу, наконец, ответила:

— Конечно. Они же — часть меня. Просто прежде эти голоса звучали внутри, а теперь — снаружи.

Дитер помолчал, то ли рассуждая, что бы ещё такое спросить, то ли пытаясь погасить в себе вспышку неверия:

— Ты можешь их позвать?



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 19.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться