Ведьмесса Lite 3

Размер шрифта: - +

6. Звёздный час Карла

Соседский мальчишка по имени Жозеф, прозванный в собственной гимназии Джо Глазастый, уж не помнил, по какой такой причине он за этой русской следить начал. Вот как построилась, как въехала в дом, как принялась мелькать в окнах одёжками канареечными, так и осенила его неожиданная мысль — а не приняться ли за расследование.

Кстати, именно за страстную любовь к слежке и детективам ему дали ещё в средних классах это глупое прозвище. Попался как-то физруку под руку у женских раздевалок в момент проведения следственного мероприятия, был скручен, схвачен, за ухо притащен к директору и отдан родителям на расправу.

Мать чуть пол уха не оторвала — так отчаянно воспитывала. Благо, отец на тот момент уже с ними не жил. Не то навешал бы сверху добавкой. А так ничего, перетерпел, стал хитрее, шпионил осторожно, на расстоянии, опять же техникой обзавёлся необходимой, чтобы по-глупому не попадаться.

Одно плохо — одноклассники новость растрепали. Вот с тех самых пор за ним закрепилась кличка Джо Глазастый. Конечно, не совсем подходящая для сыщика. Всё-таки Шерлок Холмс или Пуаро поблагозвучнее будет. Но что уж поделать, если прославиться успел? Вот такая она — цена славы. Приклеится — не оторвёшь.

Как вдруг на заброшенный участок по правую руку от его резиденции въезжает русская, чуть ли не вывешивает на шесте национальный флаг и начинает нагло ремонтироваться, потом нагло вселяется и нахально живёт. Мелькает в окнах, бродит по участку в чём-то прозрачном, без стыда и совести загорает у всех на виду. А потом, как ни в чём не бывало, без предупреждения ставит жалюзи, заводит любовника — сначала одного, потом второго, третьего. Причём одновременно. И как такое выдержать? Как с таким смириться? Когда разврат творится прямо под носом, а визуального доступа к разврату нет.

В общем, действует на психику, зараза! Из школы придёшь, совсем не расслабиться — так и бегаешь весь вечер от окна к окну, из подвала на чердак и дальше по участку в надежде на удачное фото. К ночи измотаешься вконец, забыв про домашнюю работу. А утром на уроках — опять двадцать пять! — по всем предметам — неуд.

Откуда только берутся такие стервы в этой загадочной стране? Видно, в цивилизованных они не рождаются, только размножаться и жить приезжают, да мозолить глаза. Тьфу ты! Одно слово — ведьма!

И ведь как старался — слежку вёл, пару раз даже через забор лазил, когда хозяйки с амбалами дома не было. При них разбойничать не решался. Вдруг поймают, полицию вызовут или накостыляют промеж крыльев.

А бессмысленных побоев Жозеф не любил, осталась такая фобия на память от счастливого детства. Одни растут безотцовщинами, другие — вопреки усилиям отцов.

Хотя, чего жаловаться? Предки съехали, дом оставили. Дед воспитанием не донимает — пару раз в неделю жратвы привезёт, выдаст бабла на карманные расходы и отвалит вдаль на своём мерсе. Живёт на другом конце села в свободное от отпуска время, а отпуск у него — триста дней в году. Вот как сейчас.

Свалил, сволочь, на Канары, с журавлями стал на крыло, а ты, значит, подыхай под чужим забором! Ладно, хоть у русской совесть нашлась, пустила под крышу. А ведь могла бы не пустить. Вон как по-дурному голосила, когда евро предложил. Хотя что такого? Баш на баш. Тем более, с оплаченного места так просто не выбросишь. Вжался в сиденье, глаза прикрыл. Безопасность и компания всего за сто евронов. Так что не слишком продешевил.

Правда больше у него и не было. Как в доме сидел перед телеком в спортивках, да в тапочках, так в них и побежал. Точнее, побежали вдвоём с придурочным натуралистом, причём не сговариваясь, потому в разные стороны.

Но, видно, какую дорогу не выбирай, с какой скоростью не наяривай, а выход на этом уровне кошмаров всегда находится там же, где вход. Потому скоро встретились, потому сидят в этой консервной банке. Того гляди, сдохнут за компанию.

И что всего обиднее, в жизни этого соседского квартета всё уже было: любовь, разврат, приключения. Довольные, сытые, особенно мужики, будто царские коты, рожи лоснятся, желваки играют, глаза масляные. Когда на соседку глядят, чуть ли не облизываются.

Да, им после такой жизни не жалко погибать. Не то, что ему — ни разу не пожил, ни в чём не участвовал, даже со стороны поглядеть не удалось. Эх!

По ходу рассуждений, Жозеф не заметил, как отключился. Выпал из реальности, то ли на минуту, то ли на час, возможно, и не проснулся бы, не заряди ему Карл крепким локтем прямо в мозжечок.

Аж в глазах заискрило пронзительно многовольтно, словно подсветку врубили, причём не какую-то точечную, а мощную, на весь салон. Вот в этом пугающем мертвенном свете, резко повернувшись к обидчику, мальчишка внезапно понял, как же он попал...

                                                               ********************

А ну встал на ноги рывком! Я сказал, поднялся!

Отчего-то в этот раз с Карлом полного слияния не произошло. Потому приходилось отдавать мысленные приказы. Рыцарь подчинялся, но медленно, натужно, то ли волей борясь, то ли телом не дотягивая.

Дух отлично понимал, приказ встать в полный рост в машине для смертного — гарантированное самоубийство. Даже если череп выдержит, то не вынесут шейные позвонки. В лучшем случае потеряет сознание, в худшем — кровоизлияние, отёк, смерть.

Но в его неожиданном самоубийственном плане скрывался тайный тактический ход. Во-первых, ведомое Высшим существом, тело получает дополнительную устойчивость, конечно, не броню, но изрядный шанс. Во-вторых, защитная оболочка, положенная Стражу, охватывала собой в том числе и его носителя. Так что обоим повезло. Ну а в-третьих, контакт призраков с металлом и прочими поверхностями нарушает целостность ядра. А до этого, судя по ощущениям, немного осталось. Так что пора ускорить процесс, пока кислород не закончился.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 19.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться