Ведьмесса Lite 4

1.

Октябрь в этом году какой-то не такой. Дождевой, не радостный. Хоть ты вырви, да брось. Но только не получается.

Окна зашторила, в постель забралась, телевизор включила, пустила гулять по экрану фотографии последних шести месяцев. Яркие, мимолётные, теперь уже безвозвратные, но всё равно ни капли не поблёкшие.

На этой Дитер раскапывает наш маленький приверандный пруд. На той я выпускаю в воду крошечных золотых рыбок. Здесь у него ямочки на щеках от заблудившейся на них улыбки. А тут у него такая смешная гримаса...

— Как же мы теперь без Дитера?

Слова сожаления в тысячный раз разогнали тишину, но были, наконец, услышаны.

— Ну что ты, хозяйка? Не убивайся! Любая боль проходит, — кругленькая, как шарик, Инька прыгнула ко мне в постель со своего лежбища, корзины на ночной тумбочке. Угодила прямо на живот, враскачку досеменила по руке до запястья, принялась наглаживать его крошечной своей лапкой, — Ну не надо. Не плачь. Зачем отчаиваться? Ладно бы, действительно погиб! Ладно бы, с концами похоронили!  А так ведь живёт. Дню радуется, ночами спит. Кстати, регулярно тебя вспоминает. Уж поверь моему слову! Я в таком деле точно не солгу.

Вот же хитрая чертовка. Ластится. Только мне всё равно грустно и холодно.

— Да живёт, но не здесь! Не с нами! А в какой-то проклятой дыре Адского Мира!

Палец конвульсивно придавил кнопку пульта. Фотография исчезла. На душе снова полил дождь, по подбородку, солидарные с ним, заструились слёзы. Тотчас же, заразившись моей тоской, нечистивка заунывно всхлипнула. Потом утерла пятачок краешком одеяла, звонко высморкалась в него, в заключение яростно топнула раздвоенным копытцем:

— А ну, кончай ныть! В любые времена, под любыми небом человеку нужно уметь мыслить позитивно. А ты — не просто человек, ты — ведьмесса. Тебе по закону положено позитивно жить. А то устраиваешь тут потоп, подавая плохой пример заблудшим душам. Да они, услышав твой рёв, за милю к Виру не подойдут. Как прикажешь их отправлять в Безвременье? — резво подпрыгнув, она перелетела с кровати на штору, повисла, раскачиваясь. Дёргала, дёргала, пока полностью не отодвинула, назидательно указала наружу крошечным пальчиком, — Смотри! На дворе дождь, золко, грязно. Как всегда в этих наших сырых широтах. Неба чистого ни днём, ни ночью с собаками не найти. Но это у нас... А Дитер живёт не на тёмной, а на светлой изнанке нашего склепа. На южной, так сказать, на отпускной его стороне. Там сухо, тепло и трёхсолнечно. Не мир, а рай.

— Скажешь тоже, — обиженно хлюпнула я носом, набычилась, засокрушалась, — Ну почему, спрашивается, этот проклятый Улит не забрал вместо Дитера Жозефа? Он ни там, ни тут никому не нужен. Так нет же! Утащил! Где наш Дитер? Гдеее? — плач снова ринулся горлом.

— Ну тихо ты, хозяйка! — в попытке успокоить Инька замассировала запястье ловкими когтистыми лапками, усердно разжигая в коже огонь. Параллельно попыталась воззвать к моему потерявшему трезвость рассудку, — Вот рыцари услышат, поналетят-понабегут, дурными расспросами надоедать станут. Знаешь, как их от женской истерики трясёт?

— Не знала, не знаю и знать не хочу! — отмахнулась я от неё незанятой ладонью. Бросила зло, — Небось который день празднуют потерю. Вон как у них у всех внезапно со Штефаном отношения наладились. Ведь говорила же дуракам: гоните в шею. Так нет же! Заладили. Нельзя! Разболтает! Куда не надо донесёт. Ну и пусть донесёт. Так что нам теперь? Всех случайных свидетелей радостно брать на прожитьё? Чтобы, так сказать, в тесноте, но без доноса? — изумлённая Инька на такие слова только глаза выпучила. Крошечные чёрные перламутровые пуговки. Но этим только ещё больше завела, — Ну чего смотришь? — переключилась я не неё, — Как тебе предложение? Откроем на вилле гостиницу, дощечку на воротах повесим: Привирский отель "Мечта заблудшего туриста".

Чертовка сдавленно подхихикнула, а потом добавила:

— Кстати, очень хорошо, что юмор наконец к тебе вернулся. Сколько можно бесполезно рыдать, когда хозяйство лежит логом. Рыцари без дела таскаются. Верена закатилась домой...

От её слов меня вдруг осенило блуждающей мыслью:

— Верена? Домой? А я думаю, кого нам на вилле не хватает...

В тот же миг меня нахлынула неожиданная активность. Сбросив одеяло, при этом чуть не утопив под ним Иньку, я подхватила со стула брюки, натянула на голое тело светер и уже собралась направиться  к дверям. Но чертёнок заголосил:

— Куда ты, безумная? Оденься! Простудишься! Лечи тебя потом!

Сама мысль, как придворные собираются меня лечить — без науки, без умений, без понятия — не только вызвала улыбку, но заставила пересмотреть предстоящие планы. Прихватить с вешалки куртку, сунуть ноги в закрытые туфли взамен уже напяленных не по сезону босоножек. Только этого мелким соглядатаям оказалось мало. 

— Не наденешь носки, Яня позову! — пригрозила чертовка на полном серьёзе. — А он в свою очередь мужчинам клич подаст. Вместе с ними и поедешь к Верене.

Ну и как тут не поддаться шантажистским уговорам? Вот же хвостатая нечестивка! Пришлось натянуть на сопротивляющиеся ноги носки.

— Что? Довольна теперь, злыдня? — вызверилась я на неё. Потом с обидой дополнила, —Затретировали вы меня! Того нельзя, этого не положено. Тут до Верены — рукой подать. Зачем как на северный полюс одеваться?

Угораздило спросить, а в ответ:

— Беременным нужно потеплее одеваться. А ещё нужно себя беречь.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться