Ведьмесса Lite 4

3.

"Штефан, Штефан!" — рефреном в ушах отзывалось одно и то же слово, многократно повторяясь. А я бежала за ним, за этим самым словом, хватала губами воздух, но несмотря на все усилия, чувствовала, что пришла поздно.

Встречные ветки хлестали по лицу. Назойливая иглица непрошенно набивалась в обувь. Корявые сучья, сбитые недавним ураганом, настойчиво хватали за ноги. Где-то впереди, в едва заметных глазу просветах, маячила крепкая  фигура Жозефа.

Только вылетев на поляну я увидела три фигуры на берегу, остолбенело уставившись в воду. Растерянный Дитер, зарёванный подросток и, судя по расслабленной позе, вполне себе довольный жизнью Карл.

Живой-здоровый! Небось теперь радуется, что соперника похоронил. 

Я почти замахнулась, почти дотянулась битой до негодяя, как вдруг в поле зрения попало воткнутое кривым дулом в ил ружьё, чуть левее — охотничья куртка, зацепившаяся за сурепку осоки.

Пальцы мгновенно выпустили биту. Она глухо упала на песок. 

— Где он? Где Штефан? 

Сзади осторожно подошёл Дитер, притянул, обнял, обхватили уютным кольцом:

— Ну что ты, маленькая? Ну не расстраивайся. Ведь ещё не известно ничего. Ну куртка, ну башмак, ну ружьё. Но трупа ведь нет, как и крови...

— И что это по-твоему доказывает? — я жадно вперилась в дрожащую поверхность воды, измучивая себя догадками, принялась перебирать, — Может гад его живьём проглотил? Мгно-вен-но. Бес-кров-но, — рыдания рвались наружу, эмоции смешивались. Мне самой было трудно понять, кого я оплакиваю — вчерашнего Дитера или сегодняшнего Штефана? А может завтрашнюю себя?

Как вдруг этот самый вчерашний внезапно приподнял меня с песка, передал с рук на руки Карлу, решительно подошёл к кромке воде, присел на корточки, похлопал плашмя ладонью, будто в стеклянные двери. Громко велел:

— А ну, выходи на разборки! Будь самцом!

В этом месте я даже засомневалась. Правда, не в Дитеровых намерениях, а в Улитовой мужественности. Зачем ему такая печаль? На дармовщинку набил себе пузо, теперь наверняка затаится. Динамитом не выкуришь. 

— Кстати, а где маг? Это же его обязанность сражаться с иномирными монстрами..., —  посетила меня мудрая мысль. Только, как всегда, припозднилась.

Лёгкий всплеск стал на стук ответом. Метрах в трёх-четырёх от пологого берега успокоившаяся было вода внезапно заволновалась, вздыбилась сумасшедшим пузырём, расплескалась, забрызгав всех каплями. А потом наружу вылез наглый жёлтый глаз, страшно хитрый, хотя и без морды. Пристально уставился на собравшихся, мол, Улита вызывали?

— Ах ты, сволочь! — не выдержала я.

Откуда, спрашивается, силы взялись? Минуту назад — такой упадок. Но вдруг — неожиданный подъём, будто впрыснули инъекцию адреналина. Он побежал по венам, ударил безумием в голову, на минуту наградив мужеством. Тем, которого во мне в помине нет. 

Разом выкрутившись из Карловых объятий, я пантерой метнулась к бите и вприпрыжку по мелководью понеслась на Улита.

— Стой, полоумная! Остановись! — голоса Карла с Дитером перекликались и множились, взывая, объясняя, — Вдруг он мириться пришёл? Вдруг всплыл на переговоры?

— Ах, на переговоры? Сейчас я его одной левой перемирю, а заодно перемеряю!

Первый удар пришёлся точно по ложноножке. Та задёргалась, разложилась, сложилась. Следом над озером разнёсся потусторонний вой. Причём не простой — с пусканием пузырей, бульканьем, словно тонущий аквалангист орал подводно, правда успев сорвать маску. 

— Ну что? Мало тебе? Мало? Сейчас добавлю!

На второй замах не осталось времени. Кто-то из мужчин подбежал со спины, обхватил, поднял на руки. Хлюпая, гигантскими шагами насильно потащил к берегу, оглушая голосом Карла:

— Какая же ты идиотка! Совсем рехнулась? Да он теперь нас всех живьём попожрёт! 

— Ах! Погибать, так с музыкой! — не знаю, откуда взялась неожиданная сила, а ещё нахальство. Но, извернувшись, я заорала в сторону озера, — Будь ты, сволочь, проклят! Чтоб у тебя, тварь, все глаза до одного вылезли! — в жутком азарте даже забыла добавить "на лоб". Но последнее роли не сыграло.

Синхронно моим словам в окружающем мире установилась неожиданная тишина. Карл, споткнувшись, едва поймал равновесие, развернулся вместе со мной, застыл.

Вот тут они и полетели. Эти самые разноцветные шары. Раз, два, пять, десять... Только успевай отскакивать и уворачиваться. Как перелётные птицы, причём все — исключительно в нашу сторону. Видно, по причине неупоминания лба, проклятье решило свободно выбрать направление... 
                                                      **********************

Со дня своего возвращения из мира Недушей Страж болел. Частично мантией, частично душой. То ли действительно растрясли его беспокойные приключения, то ли климат пустынный на пользу не пошёл, только чувствовал он себя как-то не очень. Следить за часовней перестал, регулярно в склеп не наведывался, целостность охранных контуров не проверял. А вместо этого залёг в спячку в хозяйском кабинете, да не где-нибудь, а на самой верхней полке книжного стеллажа, поверх двадцатитомной энциклопедии. Твёрдая поверхность, крепкий устойчивый переплёт, приятный запах типографской краски. Опять же глубинные знания под рукой... Тьфу ты, под мантией. Вдруг во сне и на него перекинутся? Лишнее образование ещё никому не мешало.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться