Ведьмесса Lite 4

7.

Жозеф по жизни никогда не страдал отсутствием смекалки. Конечно в пределах своего возраста и в границах физических кондиций. Потому шутка его оказалась достаточно наивной, не слишком смешной, но немного злобной.

Первым делом отстирав злосчастные носки под пристальным вниманием других посетителей, он тщательно высушил их феном, распихал по карманам и приготовился ждать. На той самой табуретке в коридоре между туалетами, где обычно в дневные часы восседала уборщица с её финансовой тарелочкой. Последняя сейчас была на месте, зато самой уборщицы по неизвестным причинам не было. 

Ничего удивительного, что Жозеф решил воспользовался предоставившимся моментом. Чего бесполезно разминать седалище, когда можно при этом зарабатывать деньги? Вытряхнув из кармана какую-то мелочь, пристроил её в периметре голубой каёмочки, пронзительным взглядом принялся сверлить входяще-уходящих.

Одни игнорировали, другие кидали завалящиеся центы. Однозначные, без нулей. Изредка попадались люди с совестью, осторожно покладывающие полуевровые монетки. Таким манером за какой-то час сумма, необходимая для ужина в соседнем ресторане на двоих, неплохо насобиралась, затем удвоилась и плавно начала троиться.

Правда, это случилось уже после того, как он притащил из подсобки массивную швабру, оделся в старый грязный халат, намотал на голову то ли полотенце, то ли половую тряпку. В общем прифасонился. И дело пошло, можно даже сказать реактивно полетело.  

Медяки звенели. Душа кайфовала. Финансовое состояние улучшалось семимильными шагами. Глядишь, к утру сам сможет позволить себе отпуск...

Как же! Размечтался! Позволишь тут!

Когда из-за поворота выскочил весёлый, расслабленный Дитер, Жозеф едва успел с размаху рухнуть лицом в ладони, а головой — на злосчатсный столик, прямо поверх тарелочки с кучей медяков. Удачно вписался, замер обездвиженно, притворившись, что спит.

Ну а так как бесприглядно и бесконтрольно даже честный платить не станет, то этот самый Дитер, жадный упырь, на чужом труде тоже сэкономил. Что-то буркнул на тему алкоголизма, хлопнул дверцей и в туалете пропал.

Что ж... Ладно...

Воспользовавшись моментом, Жозеф незаметно просочился на мягких лапках следом. Нашёл по звукам кабинку, заклинил дверцу прихваченной для такого важного дела шваброй, повесил на ручку грязный халат и, позвякивая монетами, побежал отчитываться.

                                                       *******************

Видно, в процессе ожидания я всё-таки заснула. Прошлёпала незаметно в дальний закуток, свернулась калачиком на нижней полке и надолго выпала из этой реальности. А когда вернулась, мы уже ехали, плавно покачиваясь на ещё не разношенных дорогой рессорах. Хотя, вроде бы, собирались на парковке заночевать... И вот на тебе!

Если судить по шевелюре, напротив спал маг, слегка похрапывая. Остальных слышно не было. Чем не повод проведать того, кто — за рулём?

Полуночников оказалось сразу двое: Карл — в кресле водителя и Дитер — пассажиром, а заодно рассказчиком. Рассерженным, возбуждённым, раззадоренным в крах.

— Вот такая случилась со мной подлость! Вынес я ко всем чертям эту треклятую дверь! Точно знаю, что подперла меня подлая уборщица. Сама спящей прикинулась, а как без оплаты прошёл, из мести шваброй дверь заклинила.

— Вот же тварь!

— Твоя правда! Ломанулся. Фанера — в щепу. На полу её халат валяется, изношенный до грязи.

— Да ты что? А в ресторане не пробовал жаловаться?

— Так ведь закрылся к тому времени ресторан. Не идти же с разборками на заправку. Меблировку-то я разнёс. Будут они разбираться, с какой стороны была та швабра...

— Да... Тут ты прав. Они на руку скоры...

Как только мужчины умолкли, в беседу мгновенно встряла я:

— Парни, о чём это вы только что говорили? Какая швабра? Какая уборщица?

Но Дитер отвечать не спешил, крутанувшись на кресле, строго велел:

— А ну, не стой во время движения. Мы-то — пристёгнутые, а ты, случись что, полетишь...

Я по каманде присела, повозилась:

— Теперь рассказывай!

Тот лишь рукой махнул:

— Да в туалете подпёрла какая-то сволочь. Первые десять минут напрасно пытался докричаться до отсутствующего народа, потом до совести этой самой сволочи. Ну а затем вынес дверь. Вот так.

— Нда....

Что ни день, то новые приключения... Ты в отпуск, а они за тобой. Нюх у них, наверно, как у собаки...

                                                         *****************

Штефан встречал рассвет за баранкой, раздражённый, озлобленный, вымотанный до слёз. Сотню раз проклиная авантюру, в которую ввязался, он одной рукой непрестанно тёр глаза, другой пытался удержать машину на трассе, не позволяя ей проявить самостоятельность.

Машина не поддавалась. Сон наваливался. Спина невыносимо болела. А жена с её тремя новыми кавалерами, видно, собиралась мужа уморить. Разводиться не разводится, перерывов на сон не делает.

А он так надеялся, что удастся на той парковке заночевать. Завалил бы за спину проклятое сиденье, на пару часов прикрыл глаза и если не заснул, так хоть подремал бы немножко, пока Жозеф вахту несёт. 

Как бы не так! После глупой проделки в туалете озлобленный Дитер торпедой влетел в вонмобиль, яростно хлопнула дверца, взревел мотор и понёс всю команду по автобану. 



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться