Ведьмесса Lite 4

10.

— Что? Что?

Выпав из прошлого в настоящее, как слепорожденный котёнок выпадает в темноту, я мёртвой хваткой вцепилась в мага:

— Сволочь! Какая же ты сволочь!

— Рина, прекрати! — не желая давать отпор, он старался безуспешно увернуться. — Ну что за ерунда!? Не прилюдно же! 

Оно и правда, на открытом всем ветрам мосту сейчас хватало посторонних, туристов, любопытствующих и просто мимо проходящих, любителей понаблюдать издали. Только мне-то что? 

— Вот я тебя сейчас и прилюдно, и безлюдно приласкаю! За эту и за прошлую жизнь! За всё скопом!

Руки хлестали, не разбирая. Ногти царапали, не щадя. Несчастный обманщик пытался сковать объятиями, опутать руками, обездвижить телом.

Ну что за ерунда! Пришлось применить к делу колено... Увернулся. В глазах — шок, обида, непонимание. Вот сейчас и наподдам прямо по обиде!

Его попытка развернуть меня спиной к себе, лицом — к общественности пробуждение совести не вызвало.

— Да чтоб тебя черти подрали на памперсы! — резкий рывок. Каблук тяжёлого спортивного ботинка на лету встретил мужскую щиколотку. 

Над ухом послышался сдавленный всхлип, плавно переходящий в рычание. А я всё лупила, причём не только словами:

— Архимагический гад! Иномирный лишенец! Да лучше бы я не встречала тебя ни-ког-да!

Не знаю, ботинок ли помог или словесные баталии, но цепкие объятия ослабли. Я выкрутилась ужом, развернулась, снова хотела ударить, только встретила на этот раз не грудь, а спину. Даже не пытаясь уворачиваться, маг стоял, вцепившись в перила, уставившись в многометровую глубину. 

— Сволочь бессовестная! Думаешь, не достану? — кулаки заколотили ещё сильней.

Приторможенные дракой туристы заволновались. Кто-то из сердобольных предложил набрать номер полиции, кто-то — вызвать дворцовую охрану. Лично вмешиваться никто не желал, разве только словесно:

— А за что, интересно, она его так нещадно бьёт?

— За предательство! За обман! — соизволила я ответить.

— А разве не проще развестись?

Тоже мне, советчики!

— Неразводные мы! Неразводные! — последняя кость, брошенная народу, заставила толпу постепенно разойтись.

За спиной слышалось:

— Дикие люди!

— Не люди, а звери!

— Не звери — мормоны! 

— Таких не жалко и с моста...

Ну а с исчезновением зрителей желание драться исчезло. 

                                                      ********************

В уютной пиццерии из стекла и бетона, где-то между сырно-тягучей лазаньей и пресноватой "маргаритой" Дитера прорвало. Сидел себе, попивал, пожёвывал, насыщался томатными запахами, как вдруг раз — и окончательно насытился.

— Слышь, Карл! Тебе не кажется, зря мы Ринку на мага оставили? Как бы он снова не подложил нам бутылку...

— Думаешь, он на такое пойдёт? — мужчина зримо насторожился, отложил вилку с ножом, промокнул рот салфеткой, залпом прикончил яблочный сок. — А ну, поехали!

И вот они уже бренчат пустой тарой в сторону дворцовой парковки. Как ожидалось, там — никого, в смысле, из своих. Исключительно посторонние.

— Я не полезу больше на эту гору! Я от неё уже изрядно устал! Такие нагрузки не способствуют пищеварению.

Пока рассерженный попутчик бурчал, тем не менее маршируя с ним бодро в ногу, Дитер думал о наболевшем. Да... Не так он представлял себе свою счастливую жизнью Нет, не так...

— Слышь, Карл? Без шуток! Нужно как-то попытаться интегрировать в человеческое общество мага.

Явно не подготовленный к такому обороту, тот прямо на ровном месте споткнулся:

— Как ты это себе представляешь? Он же А — дикий, Б — необразованный, В — единоличник. В общем, натуральный террорист. Если по уму, так даже Штефана интегрировать проще, чем этого остолопа. 

— Да ладно. Не преувеличивай. Его бы основам физики обучить, математике, опять же грамотности. Глядишь, получился бы отличный маг с техногенным уклоном.

— С каким, каким?

— Да не придирайся к словам! С техногенным! — Дитер пару секунд помолчал, после задал вопрос на засыпку. — Как ты думаешь, чтонашему магу колдовать мешает?

— Кривые руки? — Карл ощерился. Не сказать, что недружелюбно, но не дружественно.

— Дурак ты и шутки твои дурацкие! Не руки, а голова! Ну как ты не понимаешь? Голова!

— Ну если голова, то голову не отрубишь на фиг. Голова человеку для жизни нужна. И в случае с магом это плохо, — продолжал паясничать собеседник. — А вот руку вполне можно было отрубить, чтоб не повадно.

Дитер ещё что-то собирался сказать, Карл — ответить, как вдруг на дорогу из-за поворота вывернули и разлаженно двинулись к ним Сава с Ариной. Она — расстроенная, подавленная и, кажется, даже заплаканная. Маг за ней, как та побитая собака. Ссутулившись, да боком, взглядом сверля асфальт.

— Ну что я говорил! Нет зла на этого мага! 

Хотя Дитер к сантиментам не привык, как всякий мужчина, на этот раз в нём что-то дрогнуло. Разлаженно, асимметрично, невольно. Одной рукой захотелось притянуть к себе Рину, нежно обнять. А вот вторую — свернуть в кулак, чтобы заехать проклятому иномирцу по голове его учёной. Пусть бы  сразу там всё утряслось, вставилось и задвинулось. 

— Постой! — он поймал на ходу её ладонь, следуя безотчётному желанию, притянул к себе как можно ближе, — Объясни, что случилось.



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 05.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться