Ведьмесса Lite 5

Размер шрифта: - +

11. Дьявольский рикошет

Духу повезло — его купили развлекательным приложением к Штефану. 

— Чтобы тебе, милый, не было грустно в первые годы в неизведанном мире. А так глядишь, домашнее животное развлечёт, досуг скрасит, опять же предупредит об опасности, — рассуждала лысоватая демонесса, примостившись у чана, в котором недавно купленный муж мылся после долгой дороги. 

Хотя даже не мылся, сидел, голым задом дно протирая, то ли в прострации, то ли в тактических соображениях. По выражению лица не поймёшь.

Кстати, ванные комнаты в демонических апартаментах предусмотрены не были. Мыться приходилось прямо в подвале, в той самой, видавшей лучшие века, ёмкости, что досталась Штефану от прошлых мужей, так сказать под зад по наследству. Справа болтались на крюках коконы. Слева пейзаж нарушал отхожий угол, не занавешенный, не прикрытый. Банальный пол, а в нём дырка, из которой пока не подпахивало, но вскорости обещало. 

— Эх, милый, отчего только люди не моются под дождём или не облегчаются в полёте? — девица мечтательно вздохнула, — Нам, свободным, никакие приспособления не нужны. Взметнулся в небо, нашёл ближайшую тучу и мойся хоть целый день. Ну а за облегчением вообще далеко летать не нужно. Воспарил, раскинулся...

От сложившейся во внутреннем зрении картинки Духа передёрнуло. Желание взметнуться с песней, чтобы на ближайшем крюке повеситься, стало невыносимым. Но взметаться было нельзя — у него теперь не жизнь, а работа — на полставки полуразумным домашним животным. Подумать только! Судьба-злодейка! Сместили прямиком из Высших в Низшие, минуя человека. Катапультировали из Стражей в банщики. Уронили с балки в шайку. 

Кстати о шайке... Только разлаботрясничался, как демонесса прикрикнула:

— Эй, ты, душевный ленивец! Хватит нежиться на мыле. Давай! Три спину хозяину! Да чтоб пена через край!

И вот уже тот, у кого — ни ног, ни рук, в общем ничего толком — ныряет к четвёртому рыцарю в чан, будто последняя мочалка, взбалтывает воду мантией, усердно трёт.  Волны, брызги, пузыри, пена — всё разлетается в разные стороны, лужи и лужицы усеивают пол. 

Ничего удивительного, что на душе у Духа такая же слякоть. Обидно, противно, досадно... Чьи телеса массирует? Кого мантией натирает? Ладно бы, избранного, а то ведь случайное недоразумение, не известно каким образом попавшее под обряд. Только Высшие в курсе, но те не скажут...

Страж вздохнул, прошёлся ещё раз великовозрастному подкидышу по спинке мантией и решил провернуть с молодожёнами шутку. А то скучно как-то... А так, глядишь, хоть кому-то, да будет весело...   
                                                             ****************

Не так страшен демон, как его малюют. Особенно если он, приняв облик твоей любимой, что-то щебечет её голоском, потом медленно раздевается. Само собой, до человеческого тела, а не до уровня рогов-хвостов. Затем призывно распахивает объятия, стоит, ждёт... А у тебя в шайке ни под ватерлинией, ни над ней ничего не шевелится.

Кроме, конечно, взбесившегося в процессе помывки Духа. Толчёт пену проклятый почище, чем сливки в маслобойке, воду расплёскивает, пузыри пускает. Явно перед хозяйкой выпячивается. 

А у Штефана — другая проблема, кстати тоже касательная хозяйки, причём в двух альтернативах. Огреть Змею Горынычну по холке прямо в бане или, дождавшись возвращения в спальню, там уже крылья узлом cвязать. Лучше под подбородком, чтобы чужим телом перед глазами не юлила. Придумала тоже!

Он сам не знал, отчего не возбуждается, с каждой секундой всё больше зверея. Может потому, что не привык жить с чувством беспомощности. Может оттого, что взъелся душой на Карла за предательскую подставу. А подставщика нелёгкая унесла. И если уж с Карлом не разобраться, есть смысл поквитаться с тем, кто поблизости... Плевать, что нет оружия! Страж в помощь.

Настроился, сосредоточился, сконцентрировался. Как вдруг эта самая Змеява... Наградили родители имечком! Видно утомившись плясать, сбросила Ринину личину, перейдя напрямую к упрёкам. Чему удивляться? Всё по-женски...

— Штефан, ты что? Издеваешься? Я здесь оголяюсь, как последняя скотина, вокруг шайки коленца отбрасываю. А тебе вроде ничего и не надо..., — раскрылилась, спину сгорбила, чуть не плачет, — Так мы до конца гона демонят наплодить не успеем.

И как её в такой момент ударишь, чтобы быстро, да болезненно? Ответа на этот вопрос Штефан не знал, но к упрёкам прислушался. Желая спокойно выяснить подробности, слегка прижал пяткой мантию Стража. Тот обиженно зашипел, залопался пузырями.

— А что такое это ваш "гон"? И когда он по календарю?

Демонесса, утерев слёзы, присела на бортик:

— Гон будет через семь недель. Когда полное лунное затмение придётся на Земную полночь, перестанет действовать защита телепортов. Вот тогда наступит час демонов. Время совращений, похищений, насилия, порой даже убийств. Час, когда мы снова вернёмся на Землю, откуда были когда-то изгнаны. Час, когда у каждого из нас появится возможность заполучить собственную жертву. Редкий, но опасный час, — она на мгновенье умолкла, когтисто пробежав пальцами по его обнажённому плечу, — А тем, у кого уже есть своя жертва, летать никуда не надо. Необходимо только поститься и ждать, когда возвратятся герои.

Что-то тут не сходилось. Глобально не складывалось. На всякий случай Штефан решил прояснить последнюю деталь:

— Погоди! Поститься, дожидаться... А как же ваш этот самый... Как его? Ах да! Родрик. Вы что, последние пару десятков лет без него постились?



Мартусевич Ирина

Отредактировано: 11.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться