Ведьмин котелок

Глава 10. Воспоминания

Важно не то, что мы видим. Куда важнее то, что мы чувствуем. Только прочувствованное и пережитое никогда не забывается, это и есть основная составляющая воспоминаний. (с)

С просторов Всемирной  Сети

 

– Где ты так долго ходишь? Ещё и телефон отключен! Думала уже связника посылать.

Я покивала справедливым замечаниям и, расплывшись в улыбке, кинулась к хмурящейся подруге.

Как же хорошо, когда есть, кого обнять…

Продолжая выговаривать, Валя, тем не менее, так же радостно потискала меня в ответ.

– Ну вот и встретились.

– Ты меня удивила своим приездом, Валюш. Что-то случилось? – спросила сразу о том, что первое пришло в голову ещё в наш последний разговор.

На бледных щёчках выступил румянец, чудесные голубые глаза моей подруги детства забегали. Определённо произошло нечто из ряда вон… Ну не выгнала же её родительница? Нет, такое не могло произойти. Тогда Валя сама решила вырваться из-под опеки матери?

– Ксения Олеговна, вы решили держать меня на пороге дома?! – нарочито возмущённо воскликнула она, уперёв руки в бока.

– Да что вы, Валентина Евсеевна, ни в коем разе! – ответила в тон ей и под дружный смех повела к «дому».

Когда мы открыли дверь квартиры и переступили порог, из темноты на нас уставились два маленьких фонарика, отсвечивающих то зелёным, то красным.

Замерли, разглядывая явление, а оно возьми да и зашипи ещё.

– Ой, – пискнув, Валя спряталась за меня.

– Ириска! – укоризненно воскликнула я, садясь на корточки.

Мелкая сидела, пригнувшись к полу и пристально смотрела вверх. Шерсть вдоль тощей спинки стояла дыбом, хвост напоминал ёршик.

– Ну-ка прекращай, что за номер такой?! – я постаралась, чтобы мой голос не дрогнул, хотя в памяти отчётливо всплыли ощущения после нашего первого знакомства.

Отважная защитница дома, или просто чего-то испугавшаяся кошечка, подозрительно долго нюхала мою руку.

– Это же я, что с тобой происходит? – продолжала разговаривать, добавляя в голос как можно больше ласки.

– Твой котёнок? – раздалось едва слышное из-за спины.

– Да, это Ириска. Когда успокоится, я вас познакомлю. Не понимаю, что с ней происходит...

– Что-что, вестимо... – из кухни шлёпал Жук, увлечённо вертя что-то в руках, – меньше надо... – он замолк, когда наконец поднял голову и увидел, что я не одна.

В тот же миг раздался тихий хлопок, а домового и след простыл. У всех домовых черта такая: стеснительный они народ. Чужим, даже если это друзья семьи, показываются редко и неохотно. Только вот от Жука я не ожидала подобной реакции. Молодой ведь, общительный, любознательный и боевой парень.

– Да у тебя тут весело! – восхитилась подруга, возвращая себе бодрость и решительность.

Она покосилась на Ириску, которую я смогла наконец-то взять на руки, и протиснулась мимо – коридорчик был весьма узким и тесным из-за громоздким мебели.

Валя любопытством огляделась и обернулась ко мне с сияющими глазами:

– О-о-о, жизнь вдали от родителей, свобода действий и миллион возможностей!

– Ну-ну, – скептически протянула и закрыла входную дверь. – Это у тебя в первый день восторги. Я посмотрю, как дальше будет.

– Ксень, ты зануда, – припечатал Валя и, оставив старый чемодан, обувь и курточку, посеменила на свет, то есть в кухню. – Можно же помечтать и насладиться хотя бы иллюзией? Не мешай мне вкусить этот восхитительный коктейль.

На кухне был порядок, на плите стояли кастрюля и сковородка, в каждой ёмкости исходило ароматным паром нечто, судя по запахам, определённо вкусное.

– Как хорошо, уютно у тебя, – разглядывая всё подряд, буквально сунув нос во все углы, Валя села наконец на табуретку. – А откуда домовой? Неужели здесь жил?

– Ты слышала хоть про одного домового, который жил бы в пустующей квартире?

– Ой! Ладно-ладно, сморозила глупость. Не надо лекцию читать. Так откуда он у тебя?

– Это сын наших домовых, последыш, что называется. Сбежал из дома, ко мне вот...

– А что в нём? – задала Валя следующий вопрос, кивнув на пакет, который я поставила на стол и уже успела про него забыть, гладя нервную кошечку.

Ириска недовольно мяукнула и спрыгнула с моих колен на пол, потянулась и, деловито задрав хвост, отправилась исследовать гостью.

– Тут… – скривилась, вспоминая о так называемом спонтанном свидании, – похоже, пирожные.

– Ого, так много?! – Валя кинулась к пакету с энтузиазмом, вызвав у меня смех, который помог наконец-то избавиться от какой-то странной заторможенности.

Наша дружба длится, сколько себя помню. Многие яркие впечатления, воспоминания связаны с задорной, никогда не унывающей девочкой. Валя до сих пор сохранила свой непосредственный, открытый характер.

Самая большой слабостью подруги всегда были сладости.

– Ну-ка, посмотрим, чем могут удивить местные повара. М-м-м, выглядит интересно, и пахнет… хорошо. Я поставлю чайник? – оторвавшись от разглядывания угощения из кафе в раскрытых контейнерах, спросила девушка.

– У тебя же слюни сейчас потекут, – смеясь, подначила сладкоежку.

– Чайник вскипел недавно, – прошелестело рядом.

Я специально громко поблагодарила Жука, в надежде, что он скоро привыкнет и покажется, и достала нам всё необходимое для чаепития. Есть сейчас мне не хотелось, а вот выпить горячего – очень. 

А после сидела, тихо улыбаясь, смотрела на уплетающую пирожные подругу, слушала её восторги, сетования на то, что всё сразу попробовать не удастся, вперемешку с репликами об общих знакомых, родителях, событиях, которые пришли мимо меня.



Елена Лапушкина

Отредактировано: 01.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться