Ведьмин оберег

Размер шрифта: - +

Глава 1. Любовь, коты и мотоциклы

Как же я его любила! Да нет, святые духи покровители, я его просто обожала! Обожала, как шестнадцатилетняя девчонка может втрескаться в красивого, похожего на Бреда Пита парня. Русоволосый, загорелый, подстриженный под ультрамодную в нашей среде «канадку», Кирилл учился в блатном мажористом лицее через квартал, и одноклассницы от зависти впадали в ступор, когда он приезжал на рычащем, как дракон, «Харлее». Я выбегала, встряхивала шикарной копной рыжих волос, делала родной школе ручкой на прощание, и мотоцикл с ревом уносил нас из детства к взрослой жизни.

Я таскалась за своим возлюбленным по ночным клубам и байкерским тусовкам, научилась лихо пить вискарь и правильно затягиваться «косяком», а учеба, разумеется, ушла на второй план. Да гори оно все синим пламенем, когда такие отношения, и хорошо еще, что, несмотря на юный возраст, мне хватало ума предохраняться. Мать вызывали в школу, она приходила злая, как мегера, старалась разговаривать спокойно, но не выдерживала и срывалась на скандал. Я тогда терпимостью не отличалась и так хлопала перед уходом дверью, что отлетала штукатурка.

Но у меня была отдушина. Отец жил отдельно от нас и всегда радовался визитам непутевой дочки. Жестокий мир объединился против меня, и один лишь папа ни разу не повысил голос, а только искоса посматривал, теребя усы и чуть заметно улыбаясь. Крутой у меня папа. Начальник безопасности в одном из банков и бывший мент. За ним, «как за каменной стеной», но… Мой дом, в любом случае, всегда был в другом месте – рядом с мамой.

Тот памятный скандал случился на следующий день после моего семнадцатилетия, который мы весело отметили в дружной байкерской компании. Я, разумеется, не ночевала дома, а мать в очередной раз вызывали в школу, где обещали не допустить меня к экзаменам. Скандал в итоге получился грандиозный, и я оказалась вся в соплях на кухне у отца, где тупо ковыряла ложкой борщ. Который, кстати, непонятно, откуда появился у отца в кастрюле. Совсем не его стиль. Его стиль – это пельмени, нарезанная колбаса и разогретый в микроволновке шашлык из супермаркета.

– Ты кушай, Люся, кушай. Почему ты ничего не ешь, девочка?

– Спасибо, папа. Я, по дороге в кафе зашла и пиццу съела.

Мы сидели на папиной холостяцкой кухне и, несмотря на взвинченность, мой взгляд подметил некоторые перемены… Например, стопка чисто вымытой посуды стояла совсем не так, как ее всегда ставил отец. Но главное – это кухонное полотенце. Обычно оно кочевало по столу или табуреткам, но только не сегодня. Сегодня оно висело на специально прикрученном к стене крючке на аккуратной петельке. И получается, что мой папа бросил все дела, вот так сел и пришил к полотенцу петельку? Ага, щас! И запах. Еле уловимый запах дорогих духов – запах посторонней женщины. Еще не обжилась, но уже пристреливается к территории… Нет, не мое дело, папик разберется, и своих проблем навалом. Во всяком случае, вламываться, не предупредив звонком, больше не стоит. А он сидит, нахмуренный и ус свой теребит именно сегодня как-то по-особенному. И взгляды…. Быстрые, как выстрелы, из-под густых бровей.

– Люся, нам надо серьезно поговорить….

– Па-ап, ну хоть ты не начинай, ладно? – я нанесла предупредительный удар. – Я давно взрослая и разберусь со своей личной жизнью.

– Но, доча, учиться надо. Экзамены, и мы хотели поступать в университет. Совсем недавно ты была лучшей ученицей в классе по основным предметам, позабыла?

– Па-ап! Да нормально будет все с учебой, обещаю. Я разберусь!

– Да-да, конечно, разберешься…. – отец как-то рассеянно мотал ложку в чашке с кофе, и повисла пауза. Мы оба неловко замолчали, и на кухне возник рыжий кот Урядник, с которым у нас была давняя взаимная любовь. Я вообще люблю животных, особенно котов, и они платят мне взаимностью. Вот и Урядник с глухим мурчанием запрыгнул на колени и счастливо выгнул спинку. Папа каким-то странным оценивающим взглядом посмотрел на нас и, кажется, решился:

– Доча, у меня к тебе серъезный разговор, и он касается Кирилла.

– Папа, ну хоть ты! – меня накрыла волна отчаяния. Если мы разругаемся с отцом, то я вообще не представляю, куда идти. У Кирилла есть варианты, но такие, что лучше пойти и сдаться матери. Спать на продавленном диване в воняющем бензином гараже с мотоциклами и кучей железяк? Нет, увольте, один раз ночевала и больше не хочу. Но папик мне сегодня такое приготовил…

– Девочка, я долго не хотел влезать в ваши отношения, тем более используя свои служебные возможности, но вмешался, и подозреваю, что ты о своем возлюбленном знаешь далеко не все. Мне продолжать?

– Говори, – промычала я сквозь зубы. Сердце ухнуло, заколотилось, и отчего-то заболел низ живота. Отец, как провинившийся школьник смущенно отвел в сторону глаза и пробурчал:

– Вы, кажется, с Кириллом встречаетесь по любым дням, кроме четверга? Можно поинтересоваться, почему?

– Я не знаю. У них по четвергам мальчишник, и как они там развлекаются, мне не интересно. Кажется, стреляют по мишеням, и, кажется, с воздушек. У Кирилла есть винтовка пневматическая мощная, с баллончиком, так они по четвергам ездят за город и стреляют по бутылкам. Я один раз с ними ездила, и мне не понравилось. Папа? Хорош ходить кругами, говори, что знаешь! Он еще с кем-то, кроме меня, крутит?

Я даже топнула требовательно ножкой, но отец встал и посмотрел на меня сверху вниз. И что это был за взгляд! Мелькнула мысль, что именно так смотрит участковый на задержанную проститутку, которая пытается качать права. Мои коленки непроизвольно сжались, голова низко опустилась, и я уставилась в рыжую спину сомлевшего кота.

– По мишеням, говоришь, стреляет? А вот давай посмотрим, что там за мишени…



Соня Флеш

Отредактировано: 13.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться