Ведьмин путь

Размер шрифта: - +

Глава 7

Возможно, было бы лучше оставить

несколько точек на карте неисследованными.

Пусть мир хранит толику своей магии.

Ренсом Риггз «Город пустых. Побег из дома странных детей»

 

Прежде застенчивый и зажатый, сейчас он выглядел уверенно и смотрел твёрдо, отчего даже казался выше ростом, и легко обходился без своих страшных очков.

Вероника дёрнулась и издала странный звук, не то стон, не то рык, но обратилась к своему «мужу» тихо и почти спокойно:

– Сень... сгинь. Сама дура – сама и справлюсь.

– А я здесь не только из-за тебя, – «пчела» посмотрел на напарницу, в кои-то веки сверху вниз, и с явной иронией добавил: – дорогая. Но хочешь выбираться сама – давай, а мы с барышней, – и остро глянул на меня, – обсудим дела прошлые. Подсказывает интуиция, что мы идём с вами по одному пути и к одной цели, Злата.

– С чего бы это? – я нервничала, но виду старалась не подавать.

Данька стоял за моей спиной, напружинившись и ощетинившись, готовый сорваться с места при малейшем признаке опасности. «Пчела» – с магией, но не изолирован, как Вероника. Руна замерла на шкафу, сверкая глазами, и хлестала по бокам хвостом.

– То, что внутри вас, знает, – Семён склонил голову набок и тонко улыбнулся. Его глаза стали чёрными, выпуклыми. – Оно видит то, что вы не замечаете, слышит то, на что вы не обращаете внимания. Но у него мало сил для разговора. И оно подсказывает, как умеет. Вы ведь понимаете, о чём я?

«Рудимент»... Я так и впилась в «пчелу» взглядом. Как?.. Какой силой он владеет, если рассмотрел то, что не сразу нашли опытные ведьмы?..

– Вы понимаете, – он удовлетворенно кивнул. – Мы ищем одно и то же, и охотимся за одними и теми же персонажами. Я наблюдал за вами, ощущал в вас силу и давно думал поговорить как с ведьмой, но...

– Сеня, сгинь, иуда! – рявкнула Вероника.

– ...опасался раскрыться. А коли вы всё узнали...

– Сенечка, миленький!.. – «змея» перешла на шёпот. – Сень, ну не надо, а?..

– Она боится расплаты, – «перевел» эмоции напарницы Семён и снова насмешливо глянул на неё снизу вверх. – Боится, что святое отнимут – силу. А я не хочу, – и он стал серьёзным: – Не хочу, чтобы эта зараза расползлась по миру. Похороненное должно принадлежать только мёртвым. Попадая в руки живых, оно убивает. Всех. Сначала – окружающих, а потом и владельца.

 – А где гарантии? – я смотрела на него в упор. – Не обманите ли?

– Нечисть не умеет лгать, – напомнил Семён.

– Стихийной силой нечисть тоже не владеет, – отрезала я. – Чем докажете?

– Он не врёт, Лёль, – подал голос Данька. – Он хочет говорить.

«Хочет говорить»... Так у нечисти назывался ритуал принятия в род. Если семья малочисленна, но на пути попался случайный «свой», если ведьмы нашли и привели ребёнка, если двое соединяли судьбы, все хотели говорить. Рассказывали о своём прошлом, ведь в семье не должно быть тайн и неприятные сюрпризы никому не нужны. И старший крестник это каким-то образом распознал.

– Слушаю.

Семён аккуратно обогнул капкан и прошёлся вдоль стены, заложив руки за спину и задрав подбородок, с видом профессора, готового к лекции. Я на всякий случай отступила к шкафу, под защиту Руны. «Лис» присел на крышку пианино с видом расслабленным, но готовым к неприятностям.

– Всё случилось много лет назад, когда я был юным и очень глупым, – начал «пчела» неторопливо. – Мы с семьей жили в небольшой деревеньке, среди простых людей, человеческой жизнью. Поле, скотина, рыбалка, грибы... И вот однажды, придя поутру на рыбалку, я нашел на берегу озера умирающую женщину. Ведьму – из наказанных отступниц. Ей полностью выжгли «уголь»... – он вздохнул неодобрительно. – Вырвали змее ядовитые клыки, отрубили хвост и выбросили на дорогу подыхать.

Да, наблюдатели... они такие. Разные.

– Я её пожалел. Мой «пчелиный» яд – не только универсальный антибиотик, но и сильное обезболивающее. Она попросила забрать её – к себе, дать уйти... по-человечески, без мучений. Или, говорила, удави прямо здесь. Я решился отнести ведьму домой. И там она, – Семён остановился и посмотрел на меня, – рассказала. О том, о чём никто из нас не знал. Да и не поверили мы ей... пока не проверили.

– Магия? – уточнила я.

– Магия, – кивнул «пчела». – Магия, говорила ведьма, в нечисти заложена изначально. Всегда. Тройственная – три источника. Стихийная сила – ваша, ведьмина вотчина. Надстихийная – то, чем владеют мужчины-колдуны, это сила, которая вырабатывается организмом, без влияния внешних сфер, и постепенно формируется в подобие «угля». А третья – околостихийная. Это дар нечисти для нечисти. Сейчас чем-то подобным владеют заклинатели, умеющие усмирять агрессивных, изгонять бесов из людей или договариваться с ними, а у нас она сохранилась остаточно в виде старшинства или желания говорить.



Дарья Гущина

Отредактировано: 19.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться