Ведьмин путь

Размер шрифта: - +

Часть 3, глава 1

Часть 3: Судьба навылет

Глава 1

Колдовство – это соус, которым дураки

поливают своё поражение,

чтобы скрыть вкус собственной оплошности.

Джордж Мартин «Битва королей»

 

– Лёль, держи руки ровнее!

– Я стараюсь! Но они устали!

Со стороны казалось, будто мы распутываем комок шерсти. Пока я спала, Данька что-то сотворил с одним из снежков, превратив его в вязкую, студенистую массу. И я, сидя и поставив на стол локти, держала её натянутой между ладоней, а «лис», взгромоздившись на подоконник, тянул оттуда нить за нитью, обнюхивал каждую и обрывал, ненужные складывая слева от себя, и нужные – справа.

– Терпи, – старший крестник и сам проявлял незаурядное терпение. – Сила – это не кровь, – объяснял назидательно в десятый раз. – С кровью капкан ставится на раз. Вшиваешь в него замедление энергообмена – и ага. Чувак попадется и тупо не может расшевелить в себе магию – кровь будто спит. А с силой – по-другому. Капкан на силу только блокирует заклятья из этого снежка. Повезёт, если угадаем основные плюс похожие.

Я вяло кивнула. Локти ломило, ладони замёрзли до онемения, спина затекла. А Данька всё тянул и тянул нити, а «снежная» масса всё не уменьшалась и не уменьшалась. А шёл, на минуточку, третий час «перемотки».

– Сейчас до последней доберусь, – «пожалел» меня через полчаса «лис», когда к общему отвратительному состоянию добавилось неистребимое желание уединиться.

– Маньяк, – мрачно отозвалась я. – Садист. Ты же мог всё это сделать без меня, признайся.

– Мог, – Данька ухмыльнулся, осторожно вытягивая последнюю нить. – И провозился бы часа на два дольше. Или на час... Погоди, на стол не стряхивай, – соскользнув с подоконника, он подставил пакет, – сюда.

Я с трудом встала, потирая поясницу и не ощущая рук, и поковыляла к двери.

– Назад не торопись. Кое-что без тебя сделать надо.

И подумаешь... Сначала я застряла в ванной, отогревая руки, а потом на кухне – себя с помощью чая. Надеюсь, мои мучения не пропадут втуне...

Возвращаясь назад, я на автомате отметила очередной день гостиничного затишья. В последнее время меня преследовало ощущение, что здесь никого нет, кроме нас с Данькой да изредка шуршащей внизу Анжелы. Вломиться, что ли, ночью к художнику и писательнице с петрушкой и зеркалом наперевес?.. Не найду нужного, так хоть развлекусь. И отвлекусь. Немного.

– Лёль, гляди.

«Лис» сидел на корточках, изучая лежащие на краю стола кристаллики. Солнечный свет, заглядывая в окно, играл на льдистых гранях капканных заготовок, высекая разноцветные искры. С грецкий орех, зернистые, чем-то напоминающие пчелиные соты... или комок икринок.

– Три штуки? – я наклонилась над кристаллами.

– Ведьму убивали трое, – пояснил старший крестник. – В том, что ты соскребла с пола кухни, – сила трёх разных «рыб».

Царствие тебе небесное, Ираида...

– Я больше ничего не вижу, – сообщила на всякий случай. – Вещай.

Данька прищурился, и его глаза помутнели, точно таёжные озера ряской подернулись. С минуту он молча медитировал, гипнотизируя кристалл, а потом отвернулся, протер глаза и стянул со стола блокнот с ручкой.

Небрежно зарисовав увиденное, «лис» протянул мне блокнот:

– Вот. Твой ход.

Я хмуро уставилась на кривые схемы:

– И что это?

– Заклятья. Ты что, не так училась?

– Конечно, нет, – я качнула головой. – Это же даже не прошлый век, это... стародавние. Зарождение магии. Со времен охоты на ведьм мы не учимся по схемам, только на словах и живом примере. Нас и расшифровке-то схем давно не учат – нужды нет. Хочешь сказать, это в кристаллах есть?

– Искры, – просто ответил Данька. – Заметь, они разных цветов. По ним и рисовал.

 И я вспомнила, что за три года наказания чего только не переписывала для архива. А работой меня грузили по принципу «скачала базу – обрабатывай». У меня этих баз в компе выше крыши, и я прыгала с одной на другую, надеясь найти цепляющее, да безрезультатно.

– Поищу, – я отложила блокнот.

«Лис» сгрёб со стола кристаллы и снова, в который раз за утро, посмотрел на мою левую руку – с явным исследовательским интересом. И опять не решился попросить показать. Вернее, дать основательно обнюхать и разобраться в материнской ворожбе.

– Тебе эту магию не освоить, Дань, – я закатала рукав свитера. – Натка говорила, она женская, как и всё, что требует силы созидания, – артефакты, зелья... Вот родит она «лису», красивую до кучи к тебе-сильному и Фильке-умному...



Дарья Гущина

Отредактировано: 19.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться