Ведьмин путь

Размер шрифта: - +

Глава 4

За чудо придётся платить.

Матушка достаточно слышала о волшебниках,

чтобы не сомневаться – цена будет высокой.

Но если беспокоишься о цене,

зачем вообще идёшь в лавку?

Терри Пратчетт «Творцы заклинаний»

 

Мы шли, куда глаза глядят. Ночь выдалась безветренной, морозной и ясной. В свете фонарей сиял мириадами драгоценных кристаллов снег. Крупные осенние звёзды пульсировали серебром, а чернильно-чёрное небо казалось очень близким: взберись на крышу, протяни руки, и они по локоть окунутся в тёплый черничный кисель. А луна ещё не взошла, лишь из-за далеких крыш с другого берега разгоралось золотисто-ледяное зарево. Но, несмотря на холод и безлюдье, на улицах казалось безопаснее, чем в гостинице. Уютнее. Спокойнее. В домах не светилось ни одно окно, но остро чувствовалась жизнь.

Я глянула на Даньку и поняла, что не одинока в своих ощущениях. Да, лучше так: шорох снега под подошвами ботинок, облачка пара от дыхания, пощипывающий нос сырой морозец – и спящая вокруг жизнь, чем потусторонний холод мёртвых стен.

Дойдя до моста, мы поднялись по заснеженным ступеням, прошли до середины и остановились. Но не о жизни поговорить, а подышать – силой. Теперь я поняла, почему «лиса» так сюда тянуло. Под мостом находился тайник, и сейчас, прячась в ближнем слое реальности и почти готовый к появлению, он лучился магией. И мой «уголь» впитывал её – я физически ощущала, как он вибрирует от напряженной работы.

– Достань карту, – попросила я.

Провела рукой по перилам и вдохнула-выдохнула. Что ж, остается надеяться на две вещи. На то, что «рыбы» как слабые инфоматы не умеют получать необходимые знания подсознательно и интуитивно, подобно Корифею. Надеюсь, им нужно прилагать немалые усилия, чтобы раскапывать нужное, и, «поймав» недавнее «письмо», они клюнут и больше в инфополе не полезут. И пусть Вероника успеет считать мои взгляды и поймёт, куда идти... И поторопится.

Пока старший крестник шуршал картой, я сделала то, о чём давно мечтала – закрыла глаза и с головой погрузилась в «слоёный пирог» местного пространства. Был и более простой способ найти «голову»: убрать все стены, снять наросшие за века слои земли над старыми подземельями, истончить и «продырявить» полы зданий, но это энергозатратно. И резонансно. «Рыбы» наверняка заметят. А вот короткая пробежка по слоям почти не резонирует. Отвела шторку от окна, чуть приоткрыла ставень...

Первый шаг. И город утонул в тёмно-золотом тумане – словно среди ночи его накрыло влажное марево рассветных сумерек. Силуэты обычных зданий растворились, лишь размыто проступали их очертания, зато тайники стали видными – две диагонали белых клеток, пересекающиеся в центре... в шаге от меня. И под мостом, на ледяном речном панцире, – призрачные силуэты труб и заснеженная крыша.

Второй шаг. И город пропал, растворившись в густом янтарном желе, остались лишь тайники: подвал или подпол, башенка-флигель, одноэтажный коробок дома. Трубы тринадцатого здания стали чётче, с крутой крыши сошёл снег, а вместо него поблескивала черепица.

Третий шаг. И мост исчез. Я стояла на крыше – на узком перешейке меж труб и черепичных скатов. Тайники отдалились, утонув в тумане. С отвычки этот слой, серединный по сути, перемычка, меж глубинными и верхними, казался густыми, липким, тугим и тягучим, как подстывающая патока. Я «прилипала» к нему, и сделать следующий шаг оказалось невероятно трудно. Но я сделала.

Четвёртый. И совсем рядом, на чердаке под крышей, громко сопит во сне Филька – я узнала его мгновенно. И услышала давний бой старинных часов, прежде далёкий, проникающий в мои сны, а теперь близкий. Полночь. И ничего не видно, кроме тёмно-коричного янтаря – жёсткого, каменно-твёрдого, солнечно-тёплого.

Я огляделась. Здесь мир видится так, точно в толщу прозрачного льда всматриваешься. Или янтаря. В котором есть всё – от клыков динозавров до мелких букашек, попавших в плен солнечной смолы и застывших навеки. Я училась читать следы глубинных слоев очень долго и трудно, зато сейчас сразу же нашла искомое – снежно-белые нити, прошивающие пространство – тонкие, паутинно-хрупкие и едва заметные. Пожалуй, дальше можно не ходить, только назад, чтобы...

 Я очнулась в Данькиных руках, цепляясь за его плечи, хватая ртом воздух. Лёгкие горели огнём, горло жгло, слезящиеся глаза щипало. И противно дрожали руки и ноги. А сырой морозный воздух после душного «безвкусия» слоёв обжигал лёгкие и пах так сладко...

– Нашла? – с жадным интересом спросил старший крестник и сразу добавил, предупредительно обняв: – Держу.

Я уткнулась носом в его грудь и с минуту просто молча дышала, приходя в себя и оценивая собственное состояние... как удовлетворительное. После трёх-то лет полного отсутствия практики – даже очень. И искусственный «уголь» по-прежнему ощущался вибрирующим – впитывающим силу. И от Даньки тоже так вкусно пахло чем-то пряным и неуловимо родным.

– У нас мало времени, – я нащупала руку «лиса» и вцепилась в неё. – Идем.



Дарья Гущина

Отредактировано: 19.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться